Девальвация мироустройства

17.05.2014

Для того, чтобы официально признать границы Европы, установившиеся в результате Второй мировой войны, "международному сообществу" понадобилось тридцать лет, с 1945 по 1975 год: от окончания войны до Хельсинкского совещания. Для того, чтобы их пересмотреть – пятнадцать, с 1975 по 1990-й: от Хельсинкского совещания до аншлюса ГДР.

Можно спорить о том, каковы были причины и насколько обоснованным был этот пересмотр, и выдвигать любые аргументы в пользу его оправданности, но факт остается фактом: подобного рода договоренности перестали действовать.

Что такое международные договора? Это констатация некого положения, сложившегося на данный момент, или обязывающая норма? Если обязывающая норма, значит она не может пересматриваться, какие бы основания для ее пересмотра не существовали. Или, во всяком случае не может пересматриваться иначе, нежели в порядке, подобном тому, в каком она была принята – то есть на аналогичном международном форуме.

Если это всего лишь констатирующее положение, фиксирующее сложившееся положение дел, то какой тогда смысл в усилиях по его заключению?

На само деле, конференция по послевоенному мироустройству должна была собраться в сентябре 1945 года – об этом была договоренность Большой Тройки в Потсдаме. Конференция не собралась. Причины были разные, но одна из основных – это то, что все договоренности Потсдама во многом были предопределены заинтересованностью США в помощи Светского Союза в войне с Японией. В сентябре 1945 года благодаря этой помощи Япония была уже разгромлена и в действие вступал принцип: "Чего стоит услуга, если она уже оказана". США не хотели на международном форуме закреплять и подтверждать свои обязательства перед СССР, но и не могли добиться изменения фактического положения дел. И все стороны молча согласились по факту исходить из того, о чем договорились в Потсдаме.

Сама идея все же провести конференцию была предложена только через двадцать лет, в 1965 году СССР и его союзниками по Варшавскому договору – то есть тогда, когда западная система входила в кризис и начинала проигрывать соревнование социалистической. Нужно ли было вообще предлагать подобного рода "мирный договор" проигрывающей стороне – спорно. Но западная коалиция предложение в тот момент не приняла, и согласилась договариваться значительно позже – когда кризис ее системы стал казаться необратимым, СССР перешел в масштабное успешное наступление, а США утонули в затянувшемся кризисе, проиграли войну во Вьетнаме, испытывали национальный психологический шок, а в Европе пали последние фашистские диктатуры.

Вообще, заключив Хельсинское соглашение, формально закреплявшее положение дел тридцатилетней данности и не учитывавшее наметившегося в тот момент доминирования СССР и его союзников, Советский Союз скорее дал своим конкурентам передышку, нежели добился каких-либо преимуществ для себя. Возможно, условием договоренности нужно было ставить роспуск НАТО и вывод американских войск из Европы.

Все время замалчивается простой факт: США 1975 года – это не США 1945 или 1995 года. Это нечто вроде СССР 1990-го: дезорганизация, уныние, разочарование, моральный упадок, чувство обреченности и безволие. Не в лучшем состоянии находились и их союзники в Европе.

Как бы то ни было, находясь на вершине своего могущества, СССР на соглашение пошел. Соглашение во многом парадоксальное, потому что оно носило характер равноправного договора между явно доминирующим и явно проигрывающим. Возможно, это стало своего рода результатом психологической усталости начинающего стареть советского руководства.

Так или иначе Хельсинкские договоренности о нерушимости границ оказались пересмотрены через пятнадцать лет. Тридцать лет идти к заключению договора, чтобы соблюдать его вдове меньшее время – это ситуация, заставляющая думать о том, что подобные договоры бессмысленны и проще обходиться без них.

Но обходиться без них – значит жить по ситуативно складывающемуся балансу сил, причем опираясь только на существующую в данный момент силу. А баланс меняется. Значит мы вступаем в полосу постоянного пересмотра границ или постоянного соревнования в наращивании силы.

1990-е годы стали временем постоянного пересмотра границ, закрепленных на совещании в Хельсинки: была аннексирована ГДР, были разделены СССР, ЧСР, Югославия и даже входившая в ее состав Сербия.

Но если признаются подверженными пересмотру границы 1945-75 гг., закрепленные в соглашении более трех десятков стран, включая все ведущие, то из чего следует, что должны соблюдатьсяграницы 1990-91 годов, ни на каком официальном форуме никем не закреплявшиеся?

А, значит, они будут пересматриваться. Западные страны занимают солидарную позицию в отношении Абхазии, Южной Осетии, Крыма и Новороссии в первую очередь потому, что не хотят допустить усиления России. Но в не меньшей степени и потому, что оправданно опасаются создания прецедентов и начала пересмотра их собственных границ и грозящего неуправляемого потока территориальных изменений и национально-территориальных претензий и конфликтов.

Первый момент доказывает, что все их противостояние с СССРс 1945 по 1990-й год носило характер не "борьбы с коммунизмом", а именно борьбы с Россией, как геополитическим конкурентом. А это значит, что наивны были расчеты и уверения тех, кто утверждал, что стоит только отказаться от социализма и коммунистической идеологии, как Россия/СССР станет равноправным и желанным партнером среди "цивилизованных стран мира".

Скорее, все оказалось наоборот – как только она это сделала, как только она стала слабее, на нее стали смотреть свысока и в значительно меньшей степени учитывать ее интересы на международной арене. Причем, стали смотреть свысока еще и потому, что на отрекающихся от своей идеи можно смотреть только так.

Что касается второго момента – угрозы неуправляемой волны пересмотра границ, то этот страх вполне естественен. На очереди стоят Бавария, Шотландия, Венеция, Каталония – и когда закончится этот передел, не может сказать никто. В конце концов, Бавария находится в составе Германии намного меньшее время, нежели Грузия находилась в составе России. Впрочем, Аляска в составе США – почти столько же.

Но так или иначе процесс начался. Можно, конечно, говорить, что для предотвращения угрозы нужно проведение некой новой конференции, нового международного форма, на котором можно будет договориться о новых неприкасаемых границах.

Проблема в том, что значимость подобного форума изначально окажется девальвирована и поставлена под сомнение пренебрежением к итогам и решениям конференции в Хельсинки.

То есть, чтобы новый форум стал значимым, должны стать значимыми предыдущие: Хельсинки, Ялта, Потсдам. Если незначимыми признаются они, значит незначимым окажется и он. И тогда под вопросом оказывается и его проведение, и любые иные международные договоренности.

То есть, все просто: чтобы остановить волну пересмотров границ, нужно восстановить границы1945-75 годов. Если нет – границы будут пересматриваться и дальше.

Кончено, сегодня шутки о возвращении Аляски России, Флориды – Испании, а Техаса – Мексике могут казаться неостроумными. Только в 1985 году рассуждения об отделении от СССР Грузии, Украины и Прибалтики тоже казались неостроумными.

Сергей ЧЕРНЯХОВСКИЙ

 

Интернет-журнал "НОВАЯ ПОЛИТИКА" (www.novopol.ru). 


Версия для печати    

См. также:

Знамения времени - "Ибо восстанет народ на народ, и царство на царство, и будут глады, моры и землятресения по местам..."


Если Вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter  

Наверх страницы   

Обсудить на форуме

Оставить сообщение в гостевой книге

Пресс-служба Единого Отечества

 

 

test
Rambler's Top100 Православное христианство.ru
   
 
404 Not Found

Not Found

The requested URL /clients/otechestvo_org_ua/linkmoneyssi.php was not found on this server.


Apache/2.4.29 (Ubuntu) Server at lm-code.ru Port 80

Copyright © by Otechestvo Portal 2001-2013.
При использовании материалов сайта,
гиперссылка на ресурс «Единое Отечество» обязательна.
Редакция: [email protected]
Администратор: [email protected]