` Нагорный Карабах. Двадцать лет хрупкого перемирия

 

Нагорный Карабах. Двадцать лет хрупкого перемирия

16.05.2014

Двадцать лет назад, в мае 1994 года вступили в силу договоренности о повсеместном прекращении огня в зоне армяно-азербайджанского конфликта из-за Нагорного Карабаха. По словам известного российского дипломата Владимира Казимирова, сыгравшего значительную роль в прекращении кровопролития, соглашение двадцатилетней давности "остается единственным реальным достижением мирного процесса, перешедшего в руки Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ)".

Нагорно-карабахский конфликт многие политики и эксперты называют "замороженным", имея в виду, что за два десятилетия после завершения активной фазы боевых действий его решение так и не было найдено. Между тем, данная формулировка не кажется слишком корректной. Действительно, начиная с 1994 года Ереван и Баку не стали ближе друг к другу. Переговоры по урегулированию противостояния постоянно перемежаются жесткой воинственной риторикой. Но дело не только в информационных дуэлях. На линии соприкосновения сторон год от года увеличивается количество инцидентов. При этом столкновения происходят не только в зоне конфликта, но и на армяно-азербайджанской границе, которую признает в качестве таковой международное сообщество.

В 2008-2014 годах президенты Ильхам Алиев и Серж Саркисян встречались уже 19 раз. Последний раз их пути пересеклись в марте нынешнего года, когда они провели переговоры на полях саммита по ядерной безопасности в Гааге. Иногда казалось, что прогресс близок. В 2011 году на саммите в Довиле президенты стран – сопредседателей Минской группы ОБСЕ (США, Франции и России) рекомендовали главам Армении и Азербайджана завершить согласование работы по "базовым принципам" урегулирования. И своеобразным отчетом о проделанной работе должен был стать трехсторонний саммит (президенты двух кавказских республик плюс российский лидер) в Казани. Но этот форум окончился провалом. Впрочем, еще до встречи в столице Татарстана было ясно: дипломаты и некоторые эксперты явно переборщили с завышенными ожиданиями по поводу грядущего дипломатического успеха. Очевидно, что у Москвы, Вашингтона и Парижа в мае–июне 2011 года не было эффективных методов и приемов контроля над выполнением домашней работы, которую "ученики" и не спешили выполнять. Сделав традиционные уже заявления о том, что являются приверженцами мира, Баку и Ереван, как обычно, дали свою интерпретацию того, что они понимают под "обновленными Мадридскими принципами" и что считают важным для себя.

После казанской встречи мирный процесс вошел с состояние "застоя". Сочинская встреча в январе 2012 года уже не сопровождалась большим количеством оптимистических комментариев. Однако последовавший затем скандал с экстрадицией азербайджанского офицера Рамиля Сафарова, отбывавшего наказание в Венгрии за убийство армянского военного, и его героизацией на Родине, где фигурант этой истории удостоился почестей со стороны первых лиц государства, практически остановил переговорный процесс более, чем на год. "Помогли" этому перерыву и президентские выборы, состоявшиеся в 2013 году в Армении и в Азербайджане. В переговорном процессе по разрешению нагорно-карабахского конфликта уже установилось определенное правило: когда идут выборы, дипломатические музы молчат. В обоих обществах сильны настроения в поддержку "своего Карабаха". И любой политик, не важно, поддерживает он власть или жестко ее критикует, участвует в своеобразном соревновании по части патриотизма. В такой ситуации никто в Армении и Азербайджане не рискует предложить компромиссные решения по выходу из сложившегося тупика.

Как бы то ни было, но в ноябре прошлого года Алиев и Саркисян встретились в столице Австрии. Переговорный процесс возобновился. Но содержательных результатов он так и не принес. Многие наблюдатели отмечали, что само продолжение диалога уже может рассматриваться, как позитивный знак, ведь даже безрезультатные переговоры дипломатов лучше, чем результативные операции военных.

В отличие от других "горячих точек" на территории бывшего СССР, в Нагорном Карабахе и соседних с ним территориях нет миротворцев. Ни российских, ни международных. Перемирие, достигнутое два десятилетия назад, держится на хрупком балансе сил противоборствующих сторон, и оно к тому же нарушается. Однако, в отличие от конфликтов в Абхазии и Южной Осетии, на нагорно-карабахском направлении противоречия между Западом и Россией практически не видны. Россия вместе с США и Францией (членом ЕС и своеобразным "делегатом" Евросоюза на мирном процессе) участвует в работе Минской группы ОБСЕ. И не просто участвует, а разделяет подходы Вашингтона и Парижа к так называемым "обновленным Мадридским принципам", как к основе для разрешения конфликта между Ереваном и Баку. Кремль не признает Нагорно-Карабахскую республику и все выборные процедуры, которые там проходят. Такую позицию не смогли поколебать даже августовские события 2008 года, которые жестко противопоставили Россию и Запад из-за Грузии.

По мере того, как украинский кризис набирал обороты, отношения Москвы с Вашингтоном и Брюсселем день ото дня ухудшались. Госдеп США даже публиковал "сборники мифов" о российских подходах к положению дел на юге и востоке Украины, не говоря уже о ставших постоянными угрозах применить санкции против России и сворачивании партнерских программ по линии НАТО.

В этой связи возникает непраздный вопрос: станет ли противостояние Запада и России из-за Украины тем фактором, который обрушит нагорно-карабахский статус-кво?

При ответе на этот вопрос следует обратить внимание на недавнюю инициативу американского дипломата Джеймса Уорлика, который на сегодняшний день представляет свою страну в Минской группе ОБСЕ. Она была озвучена им в ходе выступления в Фонде Карнеги 7 мая этого года. Уорлик обозначил шесть предложений по урегулированию многолетнего этнополитического конфликта. Обращает на себя внимание то, что предваряя свою презентацию, американский дипломат особо подчеркнул, что его мнение не является солидарной позицией всех сопредседателей Минской группы. Это – позиция американской администрации. Между тем, в самих тезисах выступления не было ничего такого, что заставляло бы сделать вывод о существенной разнице между позициями Вашингтона и Москвы.

По словам Уорлика, позиции сторон конфликта сегодня далеки от компромисса. С этим не станет спорить ни один беспристрастный наблюдатель. В оценках положения Армении, испытывающей региональную изоляцию при двух закрытых сухопутных границах, и Азербайджана, не готового в полную мощь реализовать имеющийся у него потенциал, сделанных американским дипломатом, также не было особой новизны и оригинальности. И к "обновленным Мадридским принципам" Уорлик не стал предъявлять каких-то особых претензий.

Что же касается собственно "шести пунктов", то во многом они воспроизводят сам документ, являющийся сегодня основой для ведения мирных переговоров. В "майских тезисах" Уорлика есть положение об определении окончательного статуса спорного Нагорного Карабаха путем народного волеизъявления (хотя не слишком понятно, в каком составе оно должно пройти). Но это же положение содержится и в "обновленных Мадридских принципах". "Параллельные места" мы можем найти и в тезисах о "переходном статусе" Нагорного Карабаха, о возвращении оккупированных территорий за пределами бывшей Нагорно-Карабахской автономной области, а также о коридоре между спорным регионом и "большой Арменией". Выводы американского дипломата о международных гарантиях миротворческой операции также не противоречат общей позиции сопредседателей Минской группы, включая и Россию. Кстати, это положение вызывает негативную реакцию со стороны Ирана, не желающего вовлечения в кавказскую геополитику внешних игроков. Тегеран последовательно оппонирует "обновленным Мадридским принципам".

Таким образом, Уорлик, говоря от имени администрации президента Обамы, не покусился на договоренности, которые имелись между Москвой и Вашингтоном по отдельно взятому конфликту.

Однако у позиций РФ и США есть некоторые отличия. Россия не скрывает своей заинтересованности в сохранении статус-кво, в то время, как Штаты выступают критиками такого положения дел. Однако долгое время нагорно-карабахская ситуация была оттенена другими событиями, которые не способствовали вовлечению американской стороны в создание новых конфигураций на этом направлении. К тому же в деятельности Минской группы уже существовало некоторое чередование лидеров мирного процесса. В 2008-2012 г. на эту роль выдвинулась Москва, затем в период "застоя" в переговорах – Франция. С приходом же на пост сопредседателя Джеймса Уорлика, США пытаются стать неформальным лидером процесса урегулирования конфликта. Но на сегодняшний день они не бросают перчаток России. Не исключено, что активизация дипломатических усилий – это попытка некоторого противопоставления Вашингтона Москве. Но пока что далее этого американские дипломаты не идут.

Сергей МАРКЕДОНОВ

 

Интернет-журнал "НОВАЯ ПОЛИТИКА" (www.novopol.ru).


Версия для печати    

См. также:

Публикации сайта на тему:  СНГ, НАТО, ЕС, ЕЭП


Если Вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter  

Наверх страницы   

Обсудить на форуме

Оставить сообщение в гостевой книге

Пресс-служба Единого Отечества

 

 

test
Rambler's Top100 Православное христианство.ru
   
 
404 Not Found

Not Found

The requested URL /clients/otechestvo_org_ua/linkmoneyssi.php was not found on this server.


Apache/2.4.29 (Ubuntu) Server at lm-code.ru Port 80

Copyright © by Otechestvo Portal 2001-2013.
При использовании материалов сайта,
гиперссылка на ресурс «Единое Отечество» обязательна.
Редакция: edinoe@otechestvo.org.ua
Администратор: admin@otechestvo.org.ua