` Войдет ли Донецкая народная республика в состав Российской Федерации?

 

Войдет ли Донецкая народная республика в состав Российской Федерации?

14.05.2014

Комментирует генерал-лейтенант КГБ в отставке, доктор исторических наук Николай Леонов:

- Как и вся информация о положении и событиях на Украине в последние месяцы, сведения о ходе и итогах народного волеизъявления в Донецкой и Луганской областях носят сильно политизированный и ангажированный характер. По данным организаторов референдума, его проведение в целом было успешным, более 90 процентов принимавших участие в голосовании высказались в поддержку идеи «самостоятельности». Пока нет фактических цифр о количестве опущенных в урны бюллетеней, известно лишь, что их было отпечатано 3 миллиона в Донецкой и 1,7 миллиона в Луганской области, что в целом соответствует численности избирателей в этих регионах.

Киевские власти стараются всячески минимизировать политический эффект от референдума. Они утверждают, что большинство населения указанных областей не приняло участия в голосовании, что само мероприятие проводилось вне правового поля страны, и его результаты не будут признаваться законными. Аналогичной позиции придерживаются все западные страны.

Обстановка, в которой проводился референдум, выглядит неоднозначной. Официальные киевские власти явно не решились на полномасштабные силовые акции для срыва мероприятия, опасаясь массовых жертв среди мирного населения - что вызвало бы безусловную негативную реакцию в стране и в мире. Отдельные эпизоды насильственных действий - следствие общего управленческого хаоса на Украине.

Организаторы референдума также старались не доводить ситуацию до «красной черты». Они не стали проводить голосование в Харьковской и Днепропетровской областях, сочтя обстановку там «неподходящей» для опроса населения. Даже в Славянске - центре сопротивления Киеву - было решено прекратить голосование досрочно только потому, что именно в это время наступал «комендантский час». Референдум не проводился в ряде районов Донецкой и Луганской областей, которые находятся под полным контролем киевских властей. В Мариуполе явка на избирательные участки не была высокой - в пределах 30 процентов - из-за полного отсутствия безопасности на улицах города.

Можно определенно сказать, что «де-факто» референдум состоялся, а его результаты «де-юре» вряд ли будут признаны. Даже российские средства массовой информации пестрят словосочетанием «так называемый референдум». Привычным стало видеть термин референдум, взятым в кавычки. Для нашей публики слова «народ является носителем суверенитета» еще не стали сакральным понятием. Мы не забыли, что в марте 1991 года все политические силы СССР трактовали «как Бог на душу положит» результаты всенародного опроса на тему о сохранении Советского Союза как единого государства.

В любом случае, итоги референдума являются убедительным сигналом о настроениях населения восточных областей Украины, игнорировать который будет невозможно и опасно для любых властей в Киеве. Нельзя забывать, что Восток Украины - это почти четверть всего промышленного потенциала республики и 6-7 миллионов квалифицированного рабочего класса и инженерно-технического персонала страны. Потеря Востока для страны будет означать индустриальную кастрацию государства. Поэтому Киев достаточно сдержанно ведет даже широко разрекламированную «антитеррористическую операцию», явно рассчитывая больше на политические и экономические аргументы - при полной поддержке Запада - в борьбе за сохранение территориальной целостности континентальной Украины. Без Крыма.

Чего хотят мятежные области? Нынешняя формула «федерализации» не раскрывает сути их требований. Слово «федерализация» многоформатное: в конце концов, США, ФРГ, Бразилия, Мексика и куча других стран являются федеративными по своему устройству. В большинстве случаев это означает разграничение управленческих и административных функций. В тех же случаях, когда федеральное устройство основано на национально-этнической основе, автономия субъектов федерации гораздо глубже и шире, что имеет свои положительные, но одновременно и отрицательные стороны.

Донецкая и Луганская области хотят - и имеют на это право - большей доли участия в политической и экономической жизни Украины и четких гарантий их национальной идентичности. Равноправие русского языка, кстати, самое малое из списка их требований. Вместе с Харьковской и Днепропетровской областями они производят основную часть ВВП Украины, являются локомотивами промышленного и научно-технического развития страны и вправе рассчитывать на свою законную долю в государственном бюджете.

Разумеется, их представители должны участвовать в выработке общеполитического курса государства, не допускать националистического перекоса во внешней политике и культуре. Естественно, они хотят самостоятельно решать свои региональные и местные проблемы, а не подчиняться «гауляйтерам», назначаемым из Киева. Удовлетворение этих справедливых требований и было бы демократическим шагом на пути разрешения нынешнего кризиса. Подобные ситуации случались и на Западе, например, в Канаде, где франкоговорящая провинция Квебек собиралась покинуть единое государство, изъясняющееся в основном на английском языке. Но потом политики нашли пути и способы сохранения единства страны.

Какую же позицию целесообразно занимать в складывающейся ситуации России?

Надо заметить, что Москва с самого начала кризиса в восточных регионах Украины, твердо и последовательно отрицала свою причастность к этим событиям, объясняя их чисто внутренними украинскими проблемами. Сколько ни твердили в Киеве и в западных столицах о вмешательстве России в дела в восточных областях Украины, никаких доказательств они не могли представить нигде. Было даже объявлено о награде в 10 тысяч долларов за «поимку российского интервента», но претендента на такую премию так и не нашлось. Нелепые ссылки западников на то, что, дескать, бойцы народных ополчений имеют оружие и форму, напоминающую российский камуфляж, выглядят смешно. Точно такое же оружие и униформа в огромном количестве хранилось на складах и в зданиях силовых структур Украины, попавших под контроль повстанцев.

Самостоятельность действий руководителей народного движения за независимость Донецкой и Луганской областей была подчеркнута их нежеланием прислушаться к рекомендациям Владимира Путина отложить проведение референдума, использовать паузу для поиска других путей выхода из кризиса.

Перед российским руководством вопрос поставлен, как перед былинным витязем на развилке дорог: а) принимать ли в состав Российской федерации две независимые народные республики, Луганскую и Донецкую, если их руководители обратятся с соответствующими петициями в Москву; б) признавать ли эти новые народные республики в качестве субъектов международного права и устанавливать с ними отношения, наподобие тех, что связывают Абхазию и Южную Осетию с Россией; в) принять во внимание результаты референдума и, опираясь на них, ставить вопрос об интернационализации внутриполитического конфликта и помощи международного сообщества в выработке демократических условий для мирного урегулирования ситуации в стране.

Чтобы моя позиция была понятнее, обращусь к своей практике из прошлого. В 1975 году СССР переживал период эйфории от своих успехов и неудач противников. США потерпели военно-политическое поражение во Вьетнаме и столкнулись с серьезными внутриполитическими трудностями у себя дома, в Португалии произошла «революция гвоздик», открывшая бреши в НАТО, до основания разрушилась колониальная система в Африке. В ЦК КПСС придумали формулу: «страны с некапиталистическим путем развития», куда втискивали всех, кто хотел получать нашу помощь. Вот тогда в разведке был подготовлен документ, главный тезис которого заключался в том, что следовало бы прекратить – или хотя бы сократить - географическое расширение зоны влияния Советского Союза из-за нехватки материальных, людских и иных возможностей тогдашнего СССР. Естественно, никто не прислушался к этим рекомендациям, последовала афганская трагедия, за которой подошел к концу и сам век Советского Союза.

Вот и сейчас пришло время сказать: каждый новый лоскут территории тащит за собой кучу проблем - как материальных, так и международных, серьезно обременяющих жизнь нашего государства. Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, Крым: следует взвесить все плюсы и минусы и сделать те выводы, на которые способен наш здравый смысл. С Крымом все понятнее и яснее, но нельзя также однозначно сказать о других «узелках». Восток Украины может при неосмотрительном движении сталь тяжелым мельничным жерновом на российской шее.

Многие эксперты вообще замечают: российское государство гораздо больше внимания уделяет далекой периферии, нежели коренным глубинным районам страны. Огромные капиталовложения на Дальнем Востоке, грандиозные по затратам сооружения зимней Олимпиады в Сочи, необходимость изрядно субсидировать Калининградскую область, постоянные крупные финансовые вливания в республики Северного Кавказа, понятное предпочтение первоочередным проблемам Крыма - все это не может не сказаться на оскудении инвестиций в центральные районы области, сердце России.

В связи с вышеизложенным вариант «а», на мой взгляд, отпадает целиком и полностью.

Второй вариант возможного развития событий - «б» - представляется проблематичным из-за маловероятной трансформации результатов референдума в практические государственные меры. От опроса общественного мнения до формирования реальных новых государств - широкая полоса препятствий, заполненная всякими трудностями как внутреннего, так и международного характера. В любой части света рождение новых государств проходит в тяжелых муках. Надо помнить многолетнюю борьбу народа Восточного Тимора за признание своей независимости, безуспешные попытки басков, каталонцев, шотландцев, корсиканцев и других народностей обрести свою государственность. Возникновение не признанной до сих пор Республики Северного Кипра стало возможным только в результате прямого военного вмешательства Турции.

Нужна очень крупная геополитическая катастрофа, вроде той, которая потрясла мир в начале девяностых годов прошлого века, или той, что случилась после Первой мировой войны, чтобы на осколках погибших старых государств возникли новые. Сейчас в мире таких условий не существует.

Остается третий вариант - «в», который, как мне кажется, наиболее полно соответствовал бы интересам всех сторон, вовлеченных в украинский конфликт. Он сопряжен с наименьшими издержками для всех участников. Его реализация заняла бы относительно короткое время, а последствия были бы наименее травмирующими для всех сторон. Для его осуществления понадобилась бы только добрая воля ответственных политических сил и открытый прямой их контакт с общественностью не только восточных регионов Украины, но и со всем народом этой страны.

 Stoletie.RU


Версия для печати    

См. также:

Читайте материалы о Российско-Украинских отношениях

Юго-Восток Украины и Новороссия против неонацистского путча


Если Вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter  

Наверх страницы   

Обсудить на форуме

Оставить сообщение в гостевой книге

Пресс-служба Единого Отечества

 

 

test
Rambler's Top100 Православное христианство.ru
   
 
404 Not Found

Not Found

The requested URL /clients/otechestvo_org_ua/linkmoneyssi.php was not found on this server.


Apache/2.4.29 (Ubuntu) Server at lm-code.ru Port 80

Copyright © by Otechestvo Portal 2001-2013.
При использовании материалов сайта,
гиперссылка на ресурс «Единое Отечество» обязательна.
Редакция: edinoe@otechestvo.org.ua
Администратор: admin@otechestvo.org.ua