` Крымские татары: непростой выбор. Россия делает для крымскотатарской общины то, что Украина только обещала

 

Крымские татары: непростой выбор. Россия делает для крымскотатарской общины то, что Украина только обещала

03.05.2014

Начнём с почти детективной истории, имевшей место в Симферополе 26-27 февраля. В тот момент о воссоединении Крыма с Россией речи ещё не было. Крым и Севастополь находились в полной неопределённости, ожидали атаки боевиков из «Правого сектора» и отчаянными усилиями с нуля создавали свои силы самообороны.

И вот, 26 февраля в Симферополе начались столкновения. У стен Верховного совета Крыма было два митинга – русскоязычных жителей Симферополя в 5 тысяч человек, выступавших за отставку контролируемого Партией Регионов премьер-министра Крыма Могилёва, и крымских татар, выступавших за безоговорочное подчинение Крыма путчистам, захватившим власть в Киеве. Заметим, что крымские татары отличались большей организованностью и готовностью к активным действиям. Татары составляют всего 13% населения Крыма и 7% населения Симферополя, но вывели на митинг больше людей, чем русскоязычные 93%. Начались столкновения, в которых вооружённые непонятно (точнее, понятно) откуда взявшимися солидными запасами слезоточивого газа, татары одержали определённую победу. Запуганный татарами Верховный совет Крыма так и не открыл пленарное заседание по вопросу отставки Могилёва.

Происходящее вызывало немалый страх. Отличавшиеся не только большей организованностью, но и готовностью к насильственным действиям, крымские татары вполне могли сыграть в Крыму ту же роль, что и «Правый сектор» в Киеве, и, угрожая вооружённой расправой, заставить крымских депутатов проголосовать за любые решения киевских путчистов, и силой разогнать безоружные пророссийские митинги. А дальше, в награду за это, киевские власти превратили бы Крым в крымскотатарскую национальную автономию, и в Крыму была бы создана «бандитская» республика, которую попытаемся описать чуть ниже.

Но в ночь на 27 февраля здание Верховного совета Крыма захватили «вежливые люди» (скорее всего, это был переброшенный из Севастополя «Беркут»). И вот тут-то началась детективная история. Вместо попыток выкурить «Беркут» из здания за счёт имевшегося у татар оружия и подавляющего численного превосходства, татары практически полностью свернули всю свою активность. Перед Верховным советом они по-прежнему митинговали, но их было меньше тысячи человек, никаких насильственных действий они не предпринимали, и символики Меджлиса у них не имелось – была только символика «Хизб ут-Тахрира». Отметим это, как важный факт: не Меджлис, а «Хизб ут-Тахрир». В последующие дни никакой активности со стороны крымских татар вообще не было.

Лидер Меджлиса Рефат Чубаров заявил, что с захватившими здание «вежливыми людьми» пусть правоохранительные органы разбираются, что означало полное самоустранение от участия в этих событиях.

Что произошло дальше – мы знаем. Верховный совет отправил в отставку Могилёва, потом принял решение о вхождении в состав России, и воссоединение Крыма с Россией прошло мирно, без каких-либо столкновений.

Так что же произошло 27 февраля? Чтобы понять это, расскажем немного о крымскотатарской общине и её организациях в целом.

После того, как депортированные крымские татары начали возвращаться на полуостров, основным их требованием стало превращение Крыма в крымскотатарскую национальную автономию. Это было бы грубейшим нарушением любых демократических принципов – власть меньшинства в 13%, полностью игнорирующая права остальных 87%. В головах части националистически настроенной крымскотатарской молодёжи, распалённой русофобской пропагандой и надрывными воспоминаниями о депортации в 1944 году, носился идеал своего рода «бандитской» республики, в которой весь административный аппарат и силовые структуры будут контролироваться крымскотатарским меньшинством. Крымские татары будут совершенно безнаказанно грабить славянское большинство населения, отнимать бизнес и квартиры, а милиция будет полностью игнорировать заявления от славян, но беспощадно подавлять любые попытки отпора с их стороны. В результате крымскотатарская община захватит все земли, отрейдирует в свою пользу весь бизнес, станет в Крыму самой богатой частью населения и правящей элитой, а славянское население будет совершенно бесправными низкооплачиваемыми наёмными работниками, практически рабами. Вот примерно это подразумевалось некоторыми под крымскотатарской национальной автономией. При этом Украина воспринималась как союзник, который готов крымским татарам всё это предоставить, а Россия – как нечто ужасное, преемница сталинского СССР, которая опять татар куда-нибудь выселит.

Склонности какой-то части крымскотатарской общины к «бандитской» республике вполне просматривались и безо всякой крымскотатарской автономии. Самозахваты земли наиболее активно проводились почему-то в отношении приморских земельных участков на Южном берегу Крыма (ЮБК). Видите ли, для сельскохозяйственных нужд татарам нужны почему-то… пляжи! На песке виноград и прочие культуры выращивать собирались… Заодно это показывало и отношение крымскотатарской элиты – Меджлиса и пр. – к своим рядовым соплеменникам. Семьи, захватывавшие земли на ЮБК, были простыми наёмниками, а торговать землицей, чья стоимость должна сильно вырасти за ближайшие годы, собирались Джемилёв и другие лидеры Меджлиса. Сколько они собирались дать непосредственно захватившим земли наёмникам ? Наверняка очень небольшую часть.

Важно отметить, что крымские татары отличаются большой организованностью и дисциплиной, но единства у них нет.

Кроме Меджлиса, претендовавшего на то, чтобы быть единственным представителем крымскотатарского народа, есть несколько небольших организаций, относящихся к славянскому населению более лояльно. Но в последние годы набрала большую силу организация, даже менее лояльная, чем Меджлис. Это «Хизб ут-Тахрир» - организация, практически во всех развитых странах признанная террористической и запрещённая, но на Украине процветавшая без какого-либо противодействия со стороны властей. Основные отличия: Меджлис – это вполне светские националисты, а «Хизб ут-Тахрир» - исламские фундаменталисты, вообще отрицающие сам факт наличия крымскотатарской нации. Идеология «Хизб ут-Тахрира» строится на том, что есть только одна нация – мусульмане, насчитывающая 1,5 миллиарда человек. Война в Сирии породила ещё одно отличие. Меджлис, по крайней мере на словах, осудил участие крымских татар в сирийской войне на стороне противников президента Асада, а «Хизб ут-Тахрир» занялся массированной вербовкой крымских татар на эту войну, с тем, чтобы обзавестись боевиками с военным опытом, которые потом вернутся в Крым и устроят… понятно что. Между Меджлисом и «Хизб ут-Тахриром» началась ожесточённая борьба за влияние на крымскотатарскую общину.

Другая интересная особенность – обустройством вернувшихся из депортации татар украинские власти совершенно не занимались, средства на это выделялись мизерные, и крымскотатарскую автономию татары так и не получили даже при весьма русофобском режиме Ющенко в 2005-2010 годах.

На словах Ющенко был ярым сторонником крымских татар, но ни земли, ни национальной автономии им не дал.

Потому, что распалять требования татар с тем, чтобы в какой-либо кризисный момент использовать их в качестве пушечного мяса для резни русскоязычного населения Крыма – это одно, а удовлетворить их требования – это другое. Ющенко, Тимошенко и Ко татарские требования только распаляли, а на дорогую землицу на ЮБК у них были свои планы, явно не совпадавшие с планами Меджлиса.

…Вот теперь можно вернуться к упомянутой детективной истории. 26 февраля действия крымскотатарских активистов полностью лежали в русле стремления к «бандитской» республике, тем более, что запредельно русофобская новая власть в Киеве вполне этому способствовала. Но 27 февраля случилось нечто, что заставило крымскотатарские организации передумать. Все, кроме «Хизб ут-Тахрира» - хизбуттахрировцы митинговали и на следующий день, но людей у них было мало, а боевики из Сирии, скорее всего ещё не вернулись. Так что у «Хизб ут-Тахрира» не оказалось сил воевать, и он тоже свернул свою активность.

Что мы могли наблюдать в открытых СМИ?

Прежде всего к крымским татарам обратился Всемирный татарский конгресс, имеющий на Меджлис большое влияние. Конгресс поддержал воссоединение Крыма с Россией, и призвал крымских татар не участвовать в возможных военных авантюрах киевской власти и жить в мире с русскоязычным большинством населения.

И что ещё важнее – к ним обратился президент Чечни Рамзан Кадыров. Прежде всего он упомянул возможность прибытия в Крым чеченских бойцов в качестве миротворцев для предотвращения межнациональных конфликтов, и сказал, что нарушителей межнационального мира отправит на свидание с покойным Доку Умаровым. Это был отрезвляющий холодный душ даже для «Хизб ут-Тахрира». Потому, что это у Кадырова - настоящие боевики, а у «Хизб ут-Тахрира» - так, непонятно кто.

Но что ещё важнее – это взаимопонимание между чеченцами и крымскими татарами.

Чеченцы тоже были депортированным народом – ну, и что, они плохо живут в составе России сейчас? Очень даже хорошо живут. Весьма наглядно был разрушен образ России, как ужасной преемницы сталинского СССР.

И столь же наглядным было воспоминание о том, что у чеченцев уже была бандитская республика в 1991-1999 гг. Русских перебили или выселили, наступление российской армии в 1995-1996 гг. отразили… ну, и что? Принялись вовсю резать друг друга с нарушением всех древних клановых связей и традиций. После возвращения Чечни в состав России пятнадцати-восемнадцатилетних подростков пришлось усаживать за парты в первом классе, потому что в годы независимости школьного образования вообще не было. Ну, и какое будущее может иметь нация, которая умеет считать только до десяти? Чечня превратилась в гигантский пустырь, по которому бегали банды – рвали друг у друга из глотки последнюю сотню долларов. Так что привлекательность идеала бандитской республики была сильно поколеблена. Зато сейчас чеченцы учатся в лучших московских университетах, и вообще жизнь чеченской общины в России очень даже неплоха.

…Но вряд ли это были только Всемирный татарский конгресс и Кадыров. Всё-таки Меджлис создавался достаточно враждебными по отношению к России международными силами, базировавшимися как на Западе, так и у самых одиозных исламских режимах, вроде Саудовской Аравии. По всей видимости, кто-то из зарубежных кураторов Меджлиса очень жёстко объяснил его лидерам, что Запад не будет спасать Украину от распада по-настоящему, присоединение Крыма к России совершенно неизбежно, а значит, в безнадёжную борьбу сейчас лучше не ввязываться.

Теперь же мы видим, что Россия готова предоставить крымским татарам очень даже неплохие условия. 21 апреля президент России Владимир Путин подписал указ о реабилитации народов Крыма, пострадавших в 1940-е годы, включая крымских татар. При этом президент сообщил:

"В указе прописаны меры по социально-экономическому обустройству некоторых территорий, которые в последние годы, можно сказать, десятилетия были практически брошены и юридически никак не оформлены, и в социальном плане абсолютно никак не развивались, а только деградировали".

Средств на обустройство татар за 2 года будет выделено больше, чем Украина выделила за все 22 года своей независимости. Государственных языков в Крыму будет три: русский, украинский и крымскотатарский.

Будут даже введены квоты на представительство крымских татар в Верховном совете и прочих органах власти, чего татары безуспешно добивались от Украины все эти 22 года. Россия не распаляет требования, зато в значительной мере их удовлетворяет.

Крымскотатарские организации сильно разделились. Бывшему лидеру Меджлиса Мустафе Джемилеву отказано во въезде на территорию Крыма, за что он на полном серьёзе угрожает терактами. Нынешний лидер Рефат Чубаров ещё не так давно тоже находится за пределами Крыма и давал совершенно неприличные русофобские интервью украинской прессе. Таким образом, мы наблюдаем формирование некоей группы, которая хочет, управляя из-за границы, превратить крымскотатарскую общину в террористический анклав, живущий только для того, чтобы доставлять неприятности России. Но вряд ли большинство крымских татар захочет превращаться в такой анклав – жизнь в подобных регионах довольно безрадостная.

Эволюцию руководства Меджлиса можно наблюдать на примере всё того же Рефата Чубарова.

Он всё-таки вернулся в Крым. Продолжил хлопоты по подготовке отдельного референдума среди крымских татар о статусе полуострова. Правда, не очень понятно - какие результаты хочет видеть Меджлис от этого мероприятия. Ясно, что проголосуют за этническую республику, где «коренной» этнос имеет неограниченное право угнетать все «некоренные». Вне зависимости от того, в каких словах этот вариант будет сформулирован на референдуме. Проголосуют, несмотря даже на то, что видели её плачевные результаты в Чечне – здесь эмоции, которые на порядок сильнее логики. Но на кого этот результат повлияет – на Россию, на Европу, на киевских путчистов, на славянское большинство населения Крыма?..

Чубаров продолжает называть воссоединение Крыма оккупацией. И тут же по его настоянию Меджлис принимает решение о сотрудничать с крымскими властями и направить своих представителей для заполнения квот, предложенных крымским татарам в органах исполнительной власти Крыма. Это уже анекдот какой-то…

Указ Путина о реабилитации крымских татар Чубаров раскритиковал, по сути, вообще не объяснив – чем тот ему не нравится. Просто не нравится – и всё тут!

Все эти противоречивые поступки демонстрируют тяжелейший когнитивный диссонанс, которым сейчас страдает Чубаров и другие старые лидеры Меджлиса. «Бандитской» республики хочется. Воевать за неё, как чеченцы в 1995-1996 годах, не хочется. Превратить крымскотатарскую общину в террористический анклав хочется. (Это ни в коем случае не готовность воевать: война и стационарный терроризм, которым угрожал Джемилёв – это совершенно разные вещи). Но при этом терять возможность сидеть во властных кабинетах и делить дорогую землицу на ЮБК не хочется. Судя по тому, что Чубаров вернулся в Крым и начал сотрудничество с крымскими властями – в выборе между терроризмом и торговлей землицей на ЮБК, он выберет торговлю землицей, а посылать шахидов взрываться предоставит «Хизб ут-Тахриру» и романтикам, вроде бывшего лидера Меджлиса Джемилёва.

Но в любом случае Меджлису и другим крымскотатарским организациям предстоят огромные перемены в связи с новыми реалиями. Одна из которых – Крым в составе России всерьёз и надолго. На жизнь многих поколений, что бы там ни фантазировали по поводу его скорого возвращения в состав Украины или скорого свержения Путина. Невозможно объявлять войну стране, в которой живёшь, и при этом ждать решения экономических и социальных проблем своего народа.

Так что крымским татарам предстоит решить – нужны ли им лидеры и организации, которые готовы просто пожертвовать своим народом ради создания неприятностей для России?

Да. Бандитской республики не будет – это уже однозначно. Растаскивать землю на ЮБК Россия тоже не позволит – пусть Чубаров не надеется. Тем не менее, у крымских татар в составе России очень неплохие перспективы на будущее. Как и чеченцы, они смогут хорошо отстроить свои районы компактного проживания и учиться в лучших московских ВУЗах. А России предстоит ещё раз доказать, что империя по-русски – это общий дом для всех проживающих в ней народов, без деления на метрополию и колонии или граждан первого и второго сорта.

Леонид Константинов

 

Stoletie.RU


Версия для печати    

См. также:

"Крымские узлы": межэтнические и межрелигиозные отношения (Публикации на сайте)


Если Вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter  

Наверх страницы   

Обсудить на форуме

Оставить сообщение в гостевой книге

Пресс-служба Единого Отечества

 

 

test
Rambler's Top100 Православное христианство.ru
   
 
404 Not Found

Not Found

The requested URL /clients/otechestvo_org_ua/linkmoneyssi.php was not found on this server.


Apache/2.4.29 (Ubuntu) Server at lm-code.ru Port 80

Copyright © by Otechestvo Portal 2001-2013.
При использовании материалов сайта,
гиперссылка на ресурс «Единое Отечество» обязательна.
Редакция: edinoe@otechestvo.org.ua
Администратор: admin@otechestvo.org.ua