Киев не умеет взаимодействовать с регионами

22.04.2014

После некоторого спада политической активности, наступившего вслед за крымским референдумом, Украина снова напомнила о себе миру массовыми выступлениями. По аналогии с событиями на Ближнем Востоке их уже стали называть "русской весной". В Донецке и Харькове было объявлено о создании народных республик. Не меньшую активность проявили и группы активистов в Луганской области. При этом в Донецке заявили о необходимости проведения референдума.

"Русская весна" стала серьезнейшим вызовом для Киева, который до сих пор не оправился от шока после потери Крыма. Остроты ситуации добавляет и развернувшаяся президентская кампания. Внутриполитический кризис со всеми признаками если не распада, то эрозии украинского государственно-национального проекта – не самый лучший контекст для определения кандидатуры главы государства. Тем более, что учитывая массу неразрешенных правовых коллизий вокруг Конституции страны и проблем с легитимностью центрального правительства, полномочия потенциального президента не слишком ясны и определены. Как минимум, возможны различные их интерпретации, что лишь умножает риски для политического будущего Украины.

В течение последних нескольких дней представители центральной власти отправляли диаметрально противоположные сигналы "городу и миру" относительно своих подходов к разрешению конфликта в юго-восточных регионах. Тезисы о необходимости диалога и расширения полномочий областных и местных органов власти сменялись жесткой риторикой и неприкрытыми угрозами. Исполняющий обязанности президента Украины Александр Турчинов заявлял и о начале антитеррористической операции на Юго-Востоке страны, и о возможности проведении референдума по вопросу государственного устройства страны. Однако пока политики упражняются в риторике, события стремительно разворачиваются. В Славянске и Краматорске уже были зафиксированы случаи гибели людей.

Можно ли на сегодня при ежеминутно меняющейся картинке с мест обозначить некоторые предварительные итоги "русской весны" в юго-восточных частях Украины? Чем грозит эскалация конфликта между Донбассом и Киевом? В какой степени можно определять это противостояние, как гражданскую войну?

Отвечая на эти вопросы, следует отметить то, что развитие ситуации на Юге и Востоке Украины серьезно отличается от положения дел в Крыму накануне его "политического пробуждения". Во-первых, "русская весна" не имеет известных и раскрученных лидеров. Для сравнения, Сергей Аксенов, нынешний и.о. главы уже российского Крыма с 2010 года занимал пост депутата Верховного Совета автономии. Более того, он получил свой кресло не как партийный выдвиженец, а по одномандатному округу (ведомое им "Русское единство" набрало лишь 4% голосов). Что касается Владимира Константинова, спикера крымского парламента, то он и вовсе был одним из функционеров тогдашней украинской "партии власти". Он являлся депутатом трех созывов Верховного совета Крыма, а пост спикера занимал с марта 2010 года. Лишь отказавшись признавать новые киевские власти в феврале 2014 года, он фактически оставил Партию регионов. У одного из главных героев и организаторов севастопольского самоопределения Алексея Чалого была совсем другая карьера. Однако он был широко известен крымчанам благодаря своей предпринимательской активности и целому ряду культурных и гуманитарных проектов.

И здесь крайне важно обозначить принципиальный тезис, часто игнорируемый европейскими, американскими и украинскими экспертами. Не случись в Киеве "Майдан-2" с его пафосом революционно-радикального ниспровержения, далеко не факт, что "пробуждение Крыма" привело бы к тем последствиям, которые мы видим сегодня.

Как бы то ни было, но в Донецке, Луганске и Харькове во главе протестного движения нет персонажей, которые могли бы сравниться по известности и наличию властных ресурсов с такими фигурами, как Константинов, Аксенов или Чалый.

На Западе и среди украинского центрального руководства принята версия о "руке Москвы". Спору нет, для России положение дел в Донбассе крайне важно. Донецкая и Луганская области непосредственно граничат с Ростовской и Воронежской областями России, которые являются "воротами Кавказа" и важнейшим мостом между центральной и южной частями РФ. Очевидно, что дестабилизация этих украинских территорий не сможет обойти Россию стороной. Между нашими странами не лежит океан. В то же самое время считать Москву "демиургом действительности" не представляется возможным, как нельзя сводить весь украинский протест осени 2013 – зимы 2014 гг. к проискам западных спецслужб. Для любого массового выступления должны быть, прежде всего, внутренние предпосылки. Без них никакая "весна" невозможна. Вряд ли кто-то всерьез станет рассуждать о возможности Кремля инспирировать нечто подобное во Львове или в Тернополе. Но Донбасс – иное дело. Здесь симпатии к России сохранялись, несмотря на все попытки украинизации, которые предпринимались в этой части страны, начиная с 1990-х годов. И нельзя сказать, что в этом плане Киев не добился бы успеха. Многие русскоязычные украинцы и этнические русские готовы были работать во власти и правоохранительных структурах под эгидой Украины, преподавать в вузах по тем программам, которые разрабатывались в Киеве. И те, кто выступал с позиций единства с Россией, действительно, долгие годы были скорее маргиналами.

Но революционные события в центре Украины изменили эту ситуацию. Слабость центральной власти, постоянные разброд и шатания, неготовность Киева к диалогу с собственными гражданами вкупе с попытками западных политиков идентифицировать большую и разнообразную страну с центральной площадью столичного города сделали свое дело. На первый план вышли силы, которые еще вчера считались не заслуживающими серьезного внимания. Даже сегодня эти силы еще недостаточно структурированы, а их взгляды и подходы не могут считаться четко артикулированными. Им еще предстоит побороться за широкое признание. Но игнорировать их теперь не слишком продуктивно.

При этом, говоря о пробуждении Юга и Востока Украины, не стоит забывать, что помимо "русской весны" в политической игре участвуют также различные элитные группы регионов, которые готовы использовать массовые протесты в своих целях. Речь идет, конечно же, об обеспечении преференций в случае если не федерализации Украины де-юре, то по крайней мере фактического перераспределения полномочий между центром и регионами. Очень часто эти группы действуют не публично, а кулуарно. Не исключено, что определенный интерес у них есть не только к Киеву, но и к Москве, как к возможному партнеру и патрону. Сегодня многие из представителей этих групп готовы выжидать, чтобы впоследствии попытаться возглавить стан победителей или просто присоединиться к нему.

Между тем, как и в случае с Крымом, новая украинская власть не может выработать некий алгоритм взаимодействия со своими регионами. Отсюда и постоянные шараханья от фронтовой риторики до заверений в готовности уступать. От жестких демонстраций до стремления "защищать своих граждан" от "внешней агрессии".

Что же касается России, которую сегодня принято обвинять в имперских поползновениях, то Москва не стремится к тому, чтобы ускоренными темпами присоединить к себе новые территории. Во-первых, многие люди на Юге и Востоке Украины не готовы окончательно порвать со своим "материнским государством" и радикально изменить статус своих областей. Другой вопрос, что они уже не согласны играть по прежним правилам украинского проекта, когда Юг и Восток были поставщиками кадров для центральной власти и управления, а Запад обеспечивал страну идеологическим содержанием и "исторической политикой". Это еще не означает полномасштабной гражданской войны, но столкновения, инциденты и жертвы возможны. Тем, кто начинал "Майдан-2", надо было быть готовыми к появлению "Анти-Майданов", организационно повторяющих его, но имеющих диаметрально противоположные цели и задачи.

Во-вторых, такое расширение имеет очевидные риски в виде нового витка конфронтации с Западом. И "русская весна" со всей очевидностью актуализирует необходимость диалога между Москвой, Вашингтоном и Брюсселем. Без компромисса между ними опасность дестабилизации Украины сохраняется. Увы, до сих пор стремления разговаривать на равных с Россией, учитывая ее интересы и резоны, не наблюдается. Все та же дидактическая манера и морализаторство без обсуждения интересов и выходов из тупика.

Так что новый раунд борьбы за Украину (не только геополитический, но и внутренний, предполагающий обсуждение самого образа будущего украинского государственного проекта) продолжается.

Сергей МАРКЕДОНОВ

 

Интернет-журнал "НОВАЯ ПОЛИТИКА" (www.novopol.ru).


Версия для печати    

См. также:

Юго-Восток Украины и Новороссия против неонацистского путча


Если Вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter  

Наверх страницы   

Обсудить на форуме

Оставить сообщение в гостевой книге

Пресс-служба Единого Отечества

 

 

test
Rambler's Top100 Православное христианство.ru
   
 
404 Not Found

Not Found

The requested URL /clients/otechestvo_org_ua/linkmoneyssi.php was not found on this server.


Apache/2.4.29 (Ubuntu) Server at lm-code.ru Port 80

Copyright © by Otechestvo Portal 2001-2013.
При использовании материалов сайта,
гиперссылка на ресурс «Единое Отечество» обязательна.
Редакция: [email protected]
Администратор: [email protected]