"Народники" - "пятая колонна в войне против Православия. Диакон Андрей Белоус

26.04.10

Уже очень давно вошли в употребление и до сих пор существуют такие выражения, как «Церковь торжествующая» и «Церковь воинствующая». Торжествующей называют Церковь Небесную, вбирающую в себя Бога, святых ангелов и всех спасенных. А «воинствующая» Церковь, это Церковь земная – находящаяся здесь, на земле и борющаяся, воюющая.

Но против кого борющаяся? За что идет эта борьба? Св. апостол Павел писал об этом так: "Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной" (Еф.6:12). Преп. Ефрем Сирин указывает в своем толковании на это послание и то, что речь идет не о некоторых тайных человеческих силах, но о падших ангелах и указывает на их беспомощность и на надежные способы борьбы против них: «если сам враг приступает к нам только с прельщениями и возбуждениями (ко злу), то напротив мы посредством посильной борьбы и брани, то есть подвигов поста и молитвы, можем избавить себя от его злокозненных ухищрений и от лживых прельщений ко злу. Если же выше назвал их начальниками на небе, то сделал это для того, чтобы установить различие между начальниками телесными и начальниками духовными». Потому-то и непонятна странная боязливость многих людей, которые, как кажется, бесов и сатанистов боятся также сильно, как надеются на Бога, если не сильнее. Приютом таких боязливых людей и рассадником в них новых страхов остается и так называемая «Русская народная линия». Почему она «так называемая» и зачем ей это может быть нужно, я попробую прояснить.

Итак, с самого начала христианской истории против Церкви боролись не только бесы, но и люди. При чем, люди эти не всегда были одержимыми или безумцами. Достаточно вспомнить историю обращения апостола Павла. То, как он гнал христиан, считая, что служит Богу. О подобном говорил и Христос: «наступает время, когда всякий, убивающий Вас, будет думать, что он тем служит Богу» (Ин.16:2). Иными словами, человек может считать, что он служит Богу, защищает Церковь, спасает православие от этих «неообновленцев», а на самом деле может бороться с Церковью, бороться против Христа. При чем, такие люди могут быть не только язычниками, иудеями или мусульманами. Они могут и принадлежать формально к Церкви. Достаточно вспомнить «Разбойничий собор», когда разъяренные толпы монахов заставляли епископов принимать монофизитство. Или «Собор под дубом», осудивший св. Иоанна Златоуста. Или хотя бы то, как некие странствующие «информационные агентства» оклеветали перед св. Григорием Богословом св. Василия Великого. Вот слова того клеветника, переданные самому св. Василию св. Григорием в письме: «Что же это, государи мои, так много вы лжете и льстите? Пусть похвалены они будут за другое, если угодно; в том не спорю; но не согласен в важнейшем: за православие напрасно хвалят Василия, напрасно и Григория; один изменяет вере тем, что говорит, а другой тем, что терпит это» (Письмо 41 Творения, Т.2/М, 1994 – с.443). Итак, само обвинение в неправославности еще не значит, что сам обвинитель борется за чистоту православия, трудится во благо Церкви. «Еретики – пишет св. Григорий, - стараются ловить каждое голое речение из уст самого Василия, чтобы после того, как все уже вокруг захвачено, и этот муж, единственная почти оставшаяся у нас искра истины и жизненная сила, мог быть изгнан из Церкви, а зло укоренилось в городе» (Там же, с. 444).

Итак, зная это, попробуем рассмотреть те обвинения, которые против отдельных иерархов и Русской Православной Церкви в целом выдвигает «РНЛ». Может быть, это такие же обвинения, какие сплетник разносил про св. Василия Великого? И, наконец, что случится, если мы последуем тем советам, которые предлагают авторы этого информационного агентства? Принесет ли это пользу или нет?

Возьмем для примера статью Татьяны Грачевой «России угрожает вирус католицизма». Грачева начинает статью с того, что утверждает, как аксиому, не требующую доказательств, что «Современный католицизм прокладывает путь антихристу и становится его наемником. Особую роль играет он в реализации такой антихристовой цели, как развал национальной государственности, как одного из главных препятствий для строительства Глобальной империи». Именно для этого некоему «Каганату» и нужно разрушить христианство, ведь «если нужно уничтожить государственность, нужно уничтожить ее религиозное основание». Разрушая (точнее, перерождая в своем духе) католицизм, «хазары» разрушают национальные государства, основанные на нем, а добиваясь сближения православных и католиков в экуменическом диалоге они хотят, чтобы от католиков этот вирус перекинулся и на православных и таким образом и стало возможно «запустить аналогичные деструктивные процессы по низложению православной государственности».

В самом крахе национальных государств виновата именно католическая церковь, ведь «важнейшим результатом Второго Ватиканского собора стала стремительная дехристианизация западных государств». Каким образом? Ответ Грачевой таков: «духовная власть перестала быть на вершине иерархии в католических государствах, перестала выступать их связующей скрепой. Треугольник иерархической государственности, где верхнюю позицию занимала Церковь, перевернулся вершиной вниз, и над властью духовной оказалась власть экономическая и политическая. Духовная власть добровольно подчинилась власти экономической (в лице хазарских банкиров) и власти политической, которая управляется и контролируется этими же банкирами. Таким образом, Католическая Церковь лишила себя учительства в сфере нравственности, следствием чего и стала бурная дехристианизация католических государств, сползание в толерантность, экуменизм и космополитизм как основу для их разгосударствления и включения в состав Глобальной Хазарии». К слову сказать в главе из книги «Когда власть не от Бога» Грачева формулирует все несколько иначе, так что церковной иерархии никакого места просто не остается: «Наверху Отец Небесный - глава Отечества небесного, дальше помазанник Божий - государь во главе Отечества земного и еще ниже в иерархии отец семьи как малой Церкви». Место Патриархам тут просто нет. Ну, да оставим противоречия в мыслях Грачевой на ее совести.

Итак, с католической Церковью более или менее понятно, а что же православным-то делать? Грачева смело берется учить всю Церковь: «Главное, не допустить у нас формирования внутреннего Ватикана, который является одной из самых главных угроз Святой Руси». Что же это за «внутренний Ватикан»? Нет. Это не притязания некоторых клириков Константинопольского Патриархата на его первенство власти во Вселенской Церкви. Грачева открывает нам имена конкретных личностей, участвующих в этом заговоре. Это митрополит Иларион (Алфеев), вина которого в том, что он, выполняя свои обязанности главы ОВЦС, встречался с папой и обсуждал с ним ряд вопросов и даже «отметил необходимость наращивания позитивного потенциала двусторонних отношений». Наконец, Грачева пугает и тем, что «будут предприняты попытки создать войско наемников, пятую колонну, чтобы тотально разрушить все изнутри, как веру, так и государственность». Читателю остается лишь собрать вместе отдельные детали конструктора, чтобы сделать вывод, что всем этим будет заниматься митрополит Иларион и уважающие его клирики и миряне.

Что является неправдой в этой статье? Почти все. Во-первых, это то, что национальные государства созданы католицизмом. Вовсе нет. И Западная Церковь и позже католицизм всегда стремились вернуть ситуацию к римскому положению дел, когда бы весь Запад (а позже и весь мир) представляли бы из себя единое римское государство, единый народ и единую Церковь. Вот почему они и поддерживали всех объединителей Европы от Карла Великого до Наполеона и даже Гитлера. Вот почему при поддержке Пап и была создана Священная Римская Империя Германской Нации и все западные короли (Франции, Англии, Испании и т.д.) теоретически находились в вассальной зависимости от ее императора (который избирался из их числа). И хотя у Пап часто бывали проблемы с императорами, католики предпочитали хоть такое, но единство Европы раздробленности и полной независимости королевств друг от друга. Именно поэтому, когда началась Реформация многие короли, герцоги, князья и другие правители относительно независимых земель ее и поддержали. Ведь она давала им возможность получить полный суверенитет в религиозном смысле (от Рима) и государственном (от императора). В результате Империя ослабла настолько, что с ней уже никто почти и не считался. Она стала превращаться в Австрию. Но и оставшиеся католическими государства хотели избавиться от опеки Рима. Короли Испании и Португалии добились поставления католических Патриархов для своих государств и их колоний. Во Франции борьба королей и дворян с властью кардиналов стала почти официальной государственной политикой. Достаточно вспомнить борьбу против Ришелье (сейчас на русском изданы его воспоминания). Кончилась эта борьба «Просвещением», которое должно было ее идеологически обосновать. Итак, национальное государство Франции возникает как его итог с началом революции в конце 18 века. Потому там и отмечают день взятия Бастилии, как день возникновения государства. Напомню, что тогда сотни католических храмов и монастырей были осквернены и разрушены, тысячи священников – убиты, высшее духовенство – изгнано. Несмотря на всю взаимную резню разных фракций во время той революции положение католической церкви не улучшалось до прихода к власти Наполеона, который узаконил католицизм и вернул церкви часть собственности. Почему? С одной стороны Наполеон хотел признания новой Франции европейскими монархическими государствами (и перемирия с ними). С другой стороны – их с Грачевой вполне можно назвать единомышленниками. Он тоже считал, что религия нужна чтобы держать массы народа в повиновении, что она должна быть фундаментом национального государства. Именно этот подход и подразумевает более или менее жесткое использование государством Церкви в своих целях, подавление свободы Церкви и подчинение ее государству. Достаточно вспомнить, что ради полного суверенитета, полной независимости от Москвы в церковном плане создавался, например, «Киевский Патриархат» гражданина Денисенко.

Во-вторых, подчинение одних государств другим вовсе не требует полного уничтожения их суверенитета. Русь, подчиненная монголам, имела свою армию, свою монету, свои границы, своих князей и свою Церковь. Но и Золотая Орда поначалу не была суверенным государством, а подчинялась Хану в Монголии. В Римской Империи было, например, царство Ирода «Великого», во внутренние дела которого не вмешивался даже император. Так и Антихристу совершенно не нужно будет уничтожать полностью государственность у подчинившихся ему людей. Если бы свои представления о временах антихриста Грачева брали не из фильмов вроде «Омена» и «Код омега» или из листовок какой-нибудь «самой истинно православной Греко-старостильной катакомбной-прекатакомбной церкви самого старого обряда», а из творения св. отцов, то они увидели бы, что многие святые о временах антихриста учат совершенно противоположному их представлениям. Вот что утверждает св. Андрей Кесарийский в своем «Толковании Апокалипсиса»: «Десять рогов с венцами и семь глав показывают… на разделение земного царства в последнее время на десять царств». Итак, единое царство, единая глобальная Империя (какой тогда считали Римскую Империю) прежде воцарения Антихриста должна будет разделиться на десять суверенных государств. «Царство Римское, потерпев от разделения как бы некоторое умерщвление, от единовластия (антихристова), на подобие кесаря Августа, окажется восставшим». Именно за это восстановление глобальной Империи его и будут почитать, именно поэтому ему и будут повиноваться. В этом св. Андрей Кесарийский согласен и со св. Ипполитом Римским. Если же Марсель Лефевр научил Грачеву (пусть и посмертно) чему-то другому, то прежде чем учить нас пониманию Апокалипсиса ей надо бы принести покаяние в том, что она распространяла лжеучения одного отдельно взятого католика.

В-третьих, ложь здесь в том, что именно после Второго Ватиканского Собора началась дехристианизация Европы. Это не так. В Европе и до того существовали светские государства, государства не признающие христианство своим идеалом. Одним из них был Третий Рейх. Да и другие государства стремительно менялись уже значительно раньше этого собора. Ко времени Второго Ватиканского Собра уже появилось массовое увлечение роком (Пресли), «Биттлз» стали всемирно знаменитой группой именно тогда, когда заседал этот собор (1962 – 65 гг.), феминизм уже вовсю требовал равных прав, «просветители» требовали «сексуального просвещения» в школах, а Кастро совершил свою революцию под боком у США. Европейская молодежь требовала перемен, а призрак коммунизма снова бродил по Европе. Франция и Англия теряли все свои колонии. Не случайно Патрик Бьюкинен именно конец 50-х – 60-е годы считает переломными для Запада. Временем ухода от христианских ценностей. Так неужели все это начали католики? Нет. Католики на это реагировали. Часто Собору приходилось (мне так кажется), реагировать на все происходящее на ходу. Но какой у них был выбор? Делать вид, что ничего не происходит? Все перемены осудить и всех вокруг предать анафеме? Или попытаться сориентироваться в окружающей их обстановке? Они выбрали последнее. Многие проведенные ими реформы принесли скорее вред, чем пользу, но могли ли они поступить иначе?

В любом случае нам не надо далеко ходить за примерами. В еще более ужасной обстановке, когда рушился весь привычный уклад жизни, проходил Поместный Собор 1917-18 годов, большинство участников которого или приняли мученическую кончину или были вынуждены эмигрировать. И по многим вопросам он принял (или не успел принять) решения аналогичные решениям Второго Ватиканского Собора до такой степени, что здесь можно даже предположить, что часть организаторов последнего ориентировалась на наш Поместный Собор. В частности, обвинение Грачевой католиков в признании светского характера государств и отделения церкви от государства это обвинение и в адрес Поместного Собора 1917-18 годов, в адрес свв. Патриарха Тихона и митр. Петра. Да. И наш Поместный Собор и Второй Ватиканский Собор РКЦ высказывают тут одну мысль. А именно, в идеале государство должно ориентироваться на христианские нормы морали, быть соучастником Церкви, но если этого нет, то Церковь не может делать вид, что живет при власти христолюбивейшего Государя. Эта политика будет лицемерной и самоубийственной. Потому и признавалась существующая власть, будь то власть Временного правительства, власть Верховного правителя адмирала А.В. Колчака, советская или демократическая. Потому что эта власть дана или попущена нам Богом. Потому, если Грачева говорит, что какая-то власть (Обамы, Медведева, Януковича) не от Бога и при том называет себя православной, то она должна показать нам новых апостолов и нового Христа, которые принесли ей это новое откровение. Ведь «нет власти не от Бога» - говорит апостол (Римл.13:1). Но чтобы не говорили, что слова эти не относятся к гонителям, напомню и слова Христа о том, что от Бога имеет власть Пилат (Ин.19:11). Так неужели Грачевой проповедовали другие апостолы, и она знает какого-то другого Христа?

Четвертая ложь здесь в самом построении статьи. А именно, после того как нам рассказывают о мнимых и действительных (вперемешку) прегрешениях католиков нам говорят, что всякие переговоры с католиками, общение с ними, даже богословские дискуссии ведутся лишь для того, чтобы мы переняли их болезни, а то и заключили с ними унию. Хитрость здесь в том, что все наши официальные документы или высказывания иерархов заведомо отметаются, как декларации участников некоего «заговора». А потому приходится говорить, например, что у католиков этого нет, а вот это и у нас всегда было, что легко можно истолковать как защиту католичества. Следующий логичный (по своему) шаг – назвать такого критика «агентом Ватикана» и участником «заговора».

Но прежде чем поверить на слово обвинениям в адрес митрополита Илариона разве не нужно задуматься, что означает отказ от диалога с католической церковью и есть ли на самом деле что-то, что нас сближает перед лицом вызовов современного мира.

Отказ от диалога с католиками должен означать и отказ от диалога с еретиками вообще (а чем они хуже армян или коптов). Но это будет означать пересмотр всей истории взаимоотношений Православной Церкви и инославия. Ведь святые отцы начиная от св. Иринея Лионского и до свв. Фотия Константинопольского и Марка Эфесского не писали против еретиков доносы по политическим обвинениям (как Татьяна Грачева) и не занимались собиранием самых недостоверных сплетен (как режиссер Галина Царева), а писали продуманные, обоснованные богословские работы. Часто эти работы даже строились по принципу богословского диалога, когда св. приводил цитату из ересиарха и далее комментировал ее и давал свое опровержение. Так написана, например, книга св. Василия Великого «Против Евномия». Любой Вселенский Собор включал в себя разбор учений еретиков и давл им возможность высказаться и оправдаться. Можно вспомнить и то сожаление, с которым св. Марк Эфесский вспоминал о Ферраро-Флорентийском Соборе. Ведь он ехал туда, чтобы содействовать восстановлению догматического, молитвенного и евхаристического единства Православия и католичества на основе евангельской истины. Но современные ему католики были не готовы к тому, чтобы поставить свое учение под сомнение. Они (совершенно по Лефевру) видели задачей этого собора не диалог, а «миссионерство» через навязывание своей веры военными, политическими и экономическими средствами. Не берусь утверждать, но могу предположить, что именно за это у них и отнято и то, и другое, и третье. Но что было бы продолжением дела св. Марка сейчас? Повторение его сетований на злобу и властолюбие католического духовенства или попытка донести истину Православия до католиков?

Другое следствие отказа от «экуменизма» на Западе это очень резкое ухудшение отношения к нашей Церкви на Западе. Давайте представим себе, что в те далекие годы наши Поместные Православные Церкви не стали бы ни участвовать во Всемирном Совете Церквей, ни вести диалог с католиками. Отношение к православным на западе стало бы таким же, как отношение к другим сектам, отрицающим существующий миропорядок и считающим христианами только себя (как, скажем, «Свидетели Иеговы») . Соответственно, чем дальше заходила бы тоталитарная либерализация Запада, тем большей стала бы вероятность того, что нас стали бы считать еще и тоталитарной сектой (так как мы не имеем женского священства, не рукополагаем и не венчаем гомосексуалистов, выступаем против абортов и свободной любви и т.д.). И если сейчас еще этого нет, то и потому, что мы объясняли (в том числе и через представителей в ВСЦ, в Европейском Совете и т.д.) почему мы занимаем такую позицию. Но есть и другая причина. Существование католиков, которые не рукополагают и не венчают гомосексуалистов, не имеют женского священства, выступают против абортов и «свободной любви».

И здесь пятая ложь Грачевой. У нас с католиками действительно есть некоторые общие позиции по вопросу о пропаганде разврата (скажем прямо) и вседозволенности на современном Западе. И мы, если трезво оценивать силы православия на Западе, в одиночку их не удержим. Но в одиночку не удержат их и католики. Жизнь заставляет православных и католиков либо совместно выступать по этим вопросам, либо согласиться с неизбежным (со временем) переходом на катакомбное положение, которое сделало бы невозможным и массовое миссионерство в Европе. Так что выбор «экуменизм» или миссионерство тут просто не стоит.

Шестая ложь состоит в том, что заявления о совместной борьбе за нравственные ценности это усиление экуменических тенденций. Вот что пишет об этом (выражая и взгляд Патриарха) сам митрополит Илларион: «В наше время… усилия православных и католиков должны быть направлены не на поиск доктринального единства, а на поиск путей для совместного свидетельства миру о духовно-нравственных ценностях христианства» («Патриарх Кирилл: жизнь и миросозерцание» - с. 425).

Таким образом под видом борьбы с разложением государственности, с падением нравов и защиты православия Грачева на деле предлагает нам выступать против государства (если уж сейчас то время, «Когда власть не от Бога») , способствовать (своей пассивностью, отказом католикам от взаимопомощи в свидетельстве о духовно-нравственных ценностях) воцарению безнравственности и вседозволенности в обществе и, наконец, вонзить священноначалию в спину нож подозрений и обвинений, а тем самым и бороться против Церкви, помогать ее врагам в борьбе против нее. Это действительно сатанинское лукавство. Впрочем и сатане не дано разрушить Церковь.

 

 

Диакон Андрей Белоус


Версия для печати    

См. также:

Подборка материалов сайта на тему: "Борьба с антицерковным лобби"

Читайте материалы сайта на тему: "ЦЕРКОВЬ и ПОЛИТИКА: церковно-государственные отношения"


Если Вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter  

Наверх страницы   

Обсудить на форуме

Оставить сообщение в гостевой книге

Пресс-служба Единого Отечества

 

 

Rambler's Top100 Православное христианство.ru
   
 
404 Not Found

Not Found

The requested URL /clients/otechestvo_org_ua/linkmoneyssi.php was not found on this server.


Apache/2.4.29 (Ubuntu) Server at lm-code.ru Port 80

Copyright © by Otechestvo Portal 2001-2013.
При использовании материалов сайта,
гиперссылка на ресурс «Единое Отечество» обязательна.
Редакция: [email protected]
Администратор: [email protected]