Несвоевременные заметки. О голодоморе, о горе, о трагедиях эпохи.

 

  

 

19.12.07

У Якова Свердлова, которому принадлежит авторство сценария организации «Голодомора» в отдельно взятой Донской области (1919 г.), были соратники и ученики. Некоторым из них повезло не погибнуть на фронтах Гражданской войны, не пропасть в мясорубке первых репрессий 1921-1922 гг., не сгинуть в межфракционных «разборках» 1925-1926 гг. К 1927-1933 гг., к началу – к «головокружению от успехов» коллективизации, они сделали карьеру, вошли в силу. И проявили себя верными сынами ВКП(б), в полной мере использовав практическое наследие Якова Свердлова, ибо теоретиком он быть не мог по причине недостатка образования. «Птенцы Свердлова» наследили в Ставропольском крае, в Поволжье и в Казахстане.

Кошмар Ставрополья

Свидетельствует поэт Алексей Марков : «В начале 30-х годов разразился голод. Заградительные отряды не выпускали никого из вымирающих деревень. Уже были съедены все кошки и собаки. Наша семья мучительно умирала. Бабушка, дедушка, мать, дети – все тринадцать человек – спали, когда отец протопил печь и закрыл задвижку. Все уснули вечным сном. Я остался жив – отец отправил ночевать к родне. После ХХ-го съезда КПСС я написал об этом поэму. Ее принял к печати журнал «Новый мир», и Твардовский, чтобы избежать цензурных препятствий, показал ее Хрущеву. Никита Сергеевич с публикацией согласился, но попросил снять эпизод: на дороге лежат умирающие от голода дети, а коммунисты, перешагивая через них, идут в спецстоловую . Твардовский возразил: «Разве это неправда?» – Правда, – отвечал Хрущев. – Но это скомпрометирует партию, и я должен буду покинуть ее». – «Но ведь это значит кастрировать поэму…» Поэма не была напечатана.

В начале перестройки, на встрече писателей и историков в Академии общественных наук, я рассказал о судьбах свой семье и своей поэмы. Присутствовавшая на встрече Раиса Горбачева в перерыве сочувственно заговорила со мной, рассказав, что такая же судьба постигла некоторых членов семье Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева, и пообещала содействие в публикации.

Поэму принял к печати журнал «Молодая гвардия».

Каково же было мое разочарование, когда в тексте напечатанной поэмы я не обнаружил эпизода со спецстоловой. «Без этого эпизода я мог опубликовать поэму еще тридцать лет назад», – сказал я главному редактору. «Старик, сейчас они разрешают, а завтра все может измениться, и отвечать-то придется мне», – резонно ответил тот».

Даже Перестройка не вытравила из советского интеллигента страх перед репрессиями!

Что же касается «Голодомора» на Ставрополье, то на Урал, в Западную Сибирь и на Крайний Север, поближе к Павлику Морозову ,

было выселено примерно 200 000 человек. Сколько было расстреляно, сколько умерло от голода – никто не считал. Зато есть статистика переселения. Из центральных районов России было переселено на Кубань 21 856 семей общей численностью в 117 149 человек. Всего прибыло в 1931-1932 гг. более 500 000 переселенцев. Они «заменили» 50 000 людей, что умерли непосредственно в Ставрополе, и 40 000, что умерли непосредственно в Краснодаре. А в сельской местности, как и в Украине, потери никто не считал!

Мечта Якова Свердлова от 1919 г. о « разработке в спешном порядке фактических мер по массовому переселению бедноты на казачьи земли » исполнилась.

Ужас Поволжья

Читая в украинских печатных и электронных СМИ безответственные заявления о том, что в Поволжье в 1932-1933 гг. «никто не умирал» , поневоле приходишь в состояние ступора. Выпячивая национальное, отдельные озабоченные «исследователи» забывают и об общечеловеческом, и об элементарной порядочности!

Достаточно давно архивы открыты для любого добросовестного исследователя. И каждый желающий может ознакомиться, например, с документами отделов записей гражданского состояния (ЗАГС) Нижне-Волжского и Средне-Волжского краев РСРФР за 1932-1934 гг .

В 1932 г. в Поволжье специальным распоряжением ОГПУ было запрещено ставить диагноз «умер от голода». Умереть можно было «по неизвестной причине», «от кровавого поноса», «от геморройного кровотечения», «вследствие употребления суррогата», «от отравления затирухой», «от отравления суррогатным хлебом», «от воспаления кишечника», «от желудочной боли», «от болезни живота», от тифа, малярии, дизентерии – все это или симптомы, или «спутники» голода!

Эти данные подтверждают и демографические отчеты: в 1934 г., в сравнении с 1929 г., рождаемость в Поволжье упала в 5 и более раз. Рожать было некому!

Оставшиеся в живых, например, жители автономной республики немцев Поволжья вспоминают о вымерших деревнях, о том, что «в войну не погибло столько людей, сколько во время голода». И рассказывают о съеденных немецких, украинских, русских и татарских детях. Но каннибализм случался не потому, что были засуха или неурожай, а потому что «хлеб сдали под метелку», «все, до зерна, государству вывезли». Иными словами, «Голодомор» в Поволжье в 1932-1933 гг., как и в 1919 г. в Донской области, как на Кубани, на Урале, в Сибири, в Украине был организован искусственно! Но с «Геноцидом» это не имело ничего общего.

«Когда Ленин был жив//Нас кормили//Когда Сталин поступил//Нас годом морили»; «Рожь, пшеницу//отправили за границу//А цыганку-лебеду//колхозникам на еду»; «Дранку, барду, кукурузу//Все Советскому Союзу// А рожь и пшеницу//Отправили за границу»; «Наша горелка хлебородная//Хлеб отдала// Сама – голодная» – это не украинские частушки. Это горькие песни Поволжья.

Наследник Якова Свердлова

Филипп (Шая) Исаевич Голощекин отбывал ссылку вместе с Иосифом Сталиным и Яковом Свердловым в Туруханском крае. Он родился в Невеле Витебской области, в семье мелкого подрядчика. Работал приказчиком в писчебумажном магазине, зубным техником, имел свой зубоврачебный кабинет. Вступил в РСДРП(б). Был судим, сослан (1914-1917 гг.), освобожден Февральской революцией. После Октября 1917 г. – секретарь губкома в Перми. Командирован Свердловым для организации охраны царя Николая Второго. Потом – военный комиссар Уральской области. Непосредственно командовал исполнением приказа ВЦИК о расстреле царской семьи. Позднее служил в Туркестане, Башкирии, Москве, Костроме, Самаре…

Свердлов о Голощекине: «При хорошем отношении к людям вообще, к абстрактным людям, он безобразно придирчив к конкретному человеку. Жестокость была врожденной чертой его характера».

С 1925 г. Голощекин – полновластный хозяин Казахстана, где он провозгласил свой собственный «малый Октябрь». Казахский поэт и просветитель Абай Кунанбаев (1845-1904 гг.) был объявлен им врагом Советской власти. Мечети закрывались, главы родов арестовывались и брались в заложники. В общем, все как в известной директиве .

Главные репрессии начались в 1929 г., с началом коллективизации, которая в Казахстане называлась «оседанием». У людей отнимали скот, имущество и под конвоем милиции направляли в «точки оседания». Обобществлялось все: семена, одежда, посуда, собаки, кошки, скот, пирамидальные тополя, кусты саксаула…

Сам Голощекин относился к процессу коллективизации «творчески»: «Изъятие самого необходимого из одежды и домашней утвари, полное лишение продовольствия порождает сочувственное отношение к кулацким семьям и их детям со стороны середняков и даже бедняков, берущих их на прокормление…» А потому репрессиям подвергались все, без различия имущественного положения, вероисповедания и национальной принадлежности.

Кто не был расстрелян, тот умер от голода. Кто успел уйти (границы как таковой тогда не существовало) ушли в Китай, Киргизию, Узбекистан, в Сибирь, на Урал. Всего беженцев было около миллиона – треть населения Казахстана. Из тех, кто не успел убежать, по свидетельству сотрудников Красного Креста, вымерло не менее половины. Детей бросали под поезда, топили в колодцах, подбрасывали на крыльцо райсоветов. Скот, реквизируемый для нужд колхозов, забивали. К 1933 г. из 40 млн голов осталась примерно одна десятая часть. Скота, естественно, не людей. Сколько погибло казахов, русских, украинцев, корейцев, киргизов – точно никто не знает. По оценкам экспертов – от 1,0 до 2,0 млн человек. Итого: Казахстан только к 1970 г. восстановил численность населения на уровне 1926 г.

А на место коренного и ненадежного населения, которое Свердлов называл «деревенской буржуазией», в Казахстан гнали спецпереселенцев из Украины, России и немцев Поволжья. Десятью с небольшим годами позднее туда же переселяли репрессированных балкарцев, калмыков, чеченцев, татар, ингушей, кумыков…

Для всех этих народов «Голодомор» 1919-1921-1932-1933 гг. стал трагедией. Бесславно и трагически завершился и жизненный путь Филиппа Голощекина, репрессированного в 1941 г. Сомнительным памятником ему и его старшему товарищу Якову Свердлову остались названия станции Голощекино и Свердловской области, где был убит Павлик Морозов.

Кстати, Филипп Голощекин был посмертно реабилитирован!

Несвоевременные заметки

Сталин создал и использовал миф о своей близости к Ленину, о своей роли продолжателя дела Ленина, но только и ради укрепления своей личной власти. Инициативу Иосифа Виссарионовича перехватил Никита Хрущев, объявивший о возврате к ленинским коллегиальным принципам руководства партией и об отказе от политических чисток. Наследовавший Хрущева Леонид Брежнев несколько изменил тезис предшественника о том, что советские люди уже после 1980 г. будут жить при коммунизме. Леонид Ильич ратовал за «развитой социализм», но с уважительным отношением к личности Сталина. Михаил Горбачев провозгласил «социализм с человеческим лицом», Перестройку и Гласность, но Великого Диктатора разоблачал беспощадно.

Вставший в 1991 г. во главе независимой Украины Леонид Кравчук противопоставил свое участие в раскрытии тайн украинского «Голодомора» национально-освободительному порыву Руха. Леонид Кучма, исповедуя многовекторность, благоволил ко всем: не отрицал «Голодомор», поддерживал возрождение Запорожского казачества, но не забывал и о мифе «красного директора», способного со всей страстью и завоевания социализма защитить, и «капитализм с человеческим лицом» построить. Не получилось…

Новый Президент Украины также прошел через период «мифостроительства». Виктор Ющенко выделял из всех культур преимущественно Трипольскую (доисторические времена), возрождал традиции казачества и даже был избран Гетьманом (исторические времена), ставил памятники героям Крут (новая история), провозглашал славу ОУН-УПА (новейшая история) и клеймил своего предшественника, Леонида Кучму (недавнее «помаранчевое» прошлое). Но все эти проекты закончились неудачей. Ни один из них не был воспринят страной, как идея или, если хотите, как миф, способный консолидировать нацию. И вот в 2007 г. появилась новая «фишка» – «Голодомор» как «Геноцид» ВСЕГО УКРАИНСКОГО НАРОДА. Или народов Украины?

Справка: «Геноцид» – действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической или религиозной группы путем убийства членов такой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо создания жизненных условий, рассчитанных на уничтожение этой группы (в редакции Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1948 г.).

Тождество «Голодомор» – «Геноцид» сегодня насаждается как единственно верная оценка трагедии 1932-1933 гг., но только трагедии исключительно украинцев, не русских, не белорусов, не татар, не евреев, не греков, не немцев, не казаков, не казахов… Только этнических украинцев. И только в этнических границах, почти по Вячеславу Липинскому, от Сяна и до Дона.

Горько. Михаил Бакунин, известнейший теоретик и практик анархизма, сказал когда-то: «Добро, как только оно предписано, становится злом».

Можно бы далее и не комментировать, но мне на память приходит фрагмент воспоминаний Михаила Чиаурели , который передал для потомков слова Иосифа Сталина. Пребывая в хорошем настроении, Иосиф Виссарионович как-то рассказал следующую притчу: «…Элибо слыл изобретателем. Крестьяне были недовольны поборами помещиков и чиновников. Элибо решил защитить односельчан. Он видел пушки – они были невелики по размерам. Элибо решил изготовить большую пушку и выстрелить из Грузии… В Петербург! Он нашел огромный дуб с дуплом, срубил его, зарядил дупло порохом и камнями. Крестьяне собрались возле «пушки». Элибо навел ее и поджег фитиль. Раздался оглушительный взрыв. Несколько десятков крестьян было убито и покалечено. Уцелевшие напали на Элибо: «Что ты наделал»?» Тот гордо отвечал: «Это что! Вы представляете, что теперь творится в Петербурге?!»

Все мы прекрасно представляем, что сегодня творится в Санкт-Петербурге, в Москве, в других мировых столицах. Все стоят перед выбором: «Голодомор» или «Геноцид», Киев или Москва, Украина или Россия, дружба или охлаждение дипломатических отношений… Или очередная спекуляция на очередном мифе?

Увы, только спекуляция. Вот, например, Борис Беспалый, член партии «Наша Украина», в верноподданническом порыве заявляет: « Закон о признании «Голодомора» «Геноцидом» будет принят, потому, что этого требует правда. Это дает право на моральную и материальную компенсацию жертвам… Вот, много говорят о развитии села. Эти выплаты могли бы стать его (развития) основой… ».

Остается только сослаться на великого философа Николая Бердяева: «Насильственно вводимое добро превращается во зло».

Александр Матюшенко, "Укринформбюро"

Версия для печати    

См. также:

Несвоевременные заметки. О голодоморе, о горе, о трагедиях эпохи. Александр Матюшенко (Часть 2)

Патриоты против реабилитации ОУН УПА и признания "голодомора"

"Православные и патриоты Отечества против блока "Наша Украина и узурпации власти кликой Ющенко"


Если Вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter  

Наверх страницы   

Обсудить на форуме

Оставить сообщение в гостевой книге

Пресс-служба ИА Новороссия / Единое Отечество

 

 







Rambler's Top100 Православное христианство.ru
 
404 Not Found

Not Found

The requested URL /clients/otechestvo_org_ua/linkmoneyssi.php was not found on this server.


Apache/2.4.29 (Ubuntu) Server at lm-code.ru Port 80

Copyright © by Otechestvo Portal 2001-2013.
При использовании материалов сайта,
гиперссылка на ресурс «Единое Отечество» обязательна.
Редакция: [email protected]
Администратор: [email protected]