Православие и государство: откуда идет угроза?

Председатель Союза православных граждан (СПГ) и представитель общества сознания Кришны - Валентин Лебедев и Максим Осипов, спорили в ходе "Поединка" на телеканале НТВ 25 марта о целесообразности строительства в г. Москве, на Ходынском поле, кришнаитского храма.
Лебедев разоблачал кришнаизм как осколок индуизма, уличал оппонентов в их невежестве, доказывал - "мы хотим не власти, а справедливости", предъявлял претензии государству, которое не должным образом поддерживает православие, напоминал всем, что "мы - третий Рим", и указывал - "каждый цветок должен стоять на своем месте". Он также сообщил, что на выборах поддерживал "Родину", что Глазьев - причащающийся христианин, а сам он занимается русскими видами спорта. В качестве общественно значимой деятельности СПГ Лебедев указал: "Мы снизили число детей, убитых во чреве матери".
Представитель кришнаитов был менее темпераментен и говорил меньше, он пояснил, что храм необходим для проживающих в Москве 25 тысяч человек, исповедующих кришнаизм - индусов и русских, что пение в общественных местах - эта старая традиция. Среди общественно значимых дел была отмечена благотворительная деятельность общества, помощь малоимущим гражданам и участие в гуманитарной миссии в Чечне. Также Осипов напомнил, что "демократия - это право не большинства, а меньшинства".
Судьям поединка - известным общественным деятелям, по их словам, было неловко за агрессивное поведение представителей православия, они даже проводили аналогии с когда-то имевшими место комсомольско-партийными собраниями. И присудили победу представителю кришнаитов. Согласно мнению телезрителей, результатом поединка стала победа В.Лебедева.

"Российская политическая элита - объект воздействия самых одиозных сектантских групп"

Руководитель пресс-службы СПГ Кирилл Фролов рассказал МиК, как, по его мнению, все было на самом деле, а также ответил на другие вопросы:
- Я хотел бы, во-первых, отметить, что я был участником этого телешоу, и хотел бы обратить внимание на явно предвзятую и ангажированную позицию ведущего, который искал слабые места только у православной стороны, и сильные стороны искал у кришнаитов. То есть мы видим налицо процесс сектантского лоббизма в ведущих средствах массовой информации, то есть проблема этого самого кришнаитского храма становится политической проблемой. Потому что частное дело одной секты, которая обладает колоссальными финансовыми ресурсами, приобрело политический оттенок, и также именно прокришнаитский контекст был в репортаже программы "Вести" 24 марта.
В чем его негатив? В том, что тоталитарная секта, с которой ни один серьезный государственный деятель и ни одно серьезное средство массовой информации в Европе вообще не садится за один стол и не общается, здесь получает респектабельную оценку в общенациональных СМИ, в частности, на государственном канале "Вести", и это свидетельствует о том, что информационно-политическая элита России таковой является объектом воздействия самых одиозных сектантских групп. И, таким образом, безопасность России находится под угрозой.
Действительно, как я уже говорил, ни в одной цивилизованной стране кришнаиты не являются рукопожатыми, их считают сектой. Если они попробуют выстроить свое капище на Елисейских полях, или в любом ключевом месте в Европе, с ними и разговаривать никто не будет. А у нас им передают гектар в самом центре Москвы- на Ленинградском проспекте

- А почему, на Ваш взгляд, это происходит? Кто влияет на элиту, на государственное телевидение?

- Сама элита или тот, кто себя таковым называет, дает на себя таким образом влиять. Ведь это не первый такой одиозный случай. Вспомним "Аум Сенрикё", когда секретарь Совета безопасности Лобов общался с "Аум Сенрикё", фотографировался с Асахарой, рекламировал их. Второй проект - Русский ислам, над пропагандой которого работает часть аппарата полпреда Кириенко, сторонники радикального ислама и обращения русских в радикальный ислам снимают фильмы на деньги полпредства и делают полпредство пропагандистской площадкой подобного рода. И еще один вариант, когда известный политтехнолог Глеб Павловский поддерживает так называемую альтернативную православную церковь, состоящую из нескольких человек, претенциозно заявляющих, что все мировое православие отступило в ересь и уже православием не является. А вот только те пять человек - это последний оплот во всем мире. И эта явно маргинальная идеология почему-то вдруг получает огромный информационный ресурс Фонда эффективной политики. То есть, тотальное элементарное невежество тех, кто называет себя политической элитой, приводит к тому, что наша страна идет вразнос. Потому что здесь речь идет не только о людях, покалеченных этими сектами, когда нормальные молодые люди уходят в кришнаиты, одевают сари, эти желтые тряпочки, а речь идет о том, что это может привести к катастрофическим последствиям.
Но что такое, когда, вспомним "Аум Сенрико", вспомним историю с ваххабитами, когда благодаря Кириенко на форуме ПФО прозвучали "пламенные речи" вахабитского идеолога Джемаля, пишущего о том, что путинская Россия должна быть разгромлена, и на ее месте должно возникнуть единое исламское пространство, - так вот, этим людям дают зеленый свет, кришнаитам дают зеленый свет на общенациональных телеканалах, на НТВ и "Вестях" особенно, а это государственный телеканал.
А людей, которые пытаются апеллировать к здравому смыслу, к исконной православной традиции в России, таких, как Союз православных граждан, сейчас пытаются выставить маргиналами и откровенными идиотами, как мы наблюдали на НТВ, когда ведущий Соловьев просто кричал, что мы коммунисты, а Архиерейский Собор Русской Православной Церкви он назвал обычной бюрократической структурой и свел дело к тому, что мы хотим власти.
А мы просто предупреждаем наших доверчивых граждан и нашу совсем уж некомпетентную в церковных и религиозных вопросах политическую элиту, - не связываться с тем, что потом может аукнуться чем-то неприятным, как контакт с "Аум Сенрикё" аукнулся их террористическими актами, или взращиванием ваххабизма и закрытием глаз на факт ваххабизм, что привело к очень трагическим последствиям. Получается, что здравомыслящие люди в информационном пространстве находятся в меньшинстве. Вот в чем трагедия.

- Вы действуете от имени Русской Православной Церкви?

- Мы не можем выступать от имени всей Русской Православной Церкви, но Союз православных граждан, безусловно, и его деятельность, были благословлены Святейшим Патриархом, и мы, как активная часть православной общественности, конечно, будем активно выступать по всем этим вопросам.

- А кто тогда Ваши союзники, если большинство элиты, как Вы утверждаете, невежественны?

- Мы все-таки надеемся на президента страны, мы к нему постоянно обращаемся по всем вопросам. Также мы бы хотели наладить здоровый диалог с нормальными представителями политической и государственной элиты. Союз православных граждан стал и международной организацией, пустил корни, например, в Одессе, в Казахстане, в Киеве, среди карпатских русинов.
То есть надо, чтобы был востребован, наконец, нашей властью православный ресурс, так как Русская Православная Церковь является последней нерасчлененной структурой на постсоветском пространстве.
Союзник СПГ - "Единая Россия"
- А из политических партий кто разделяет ваши убеждения?

- Мы считаем, что существуют здоровые силы в "Единой России". Это показало себя на Русском соборе, где выступали Слиска, Затулин, Александр Лебедев, также депутат Исаев - там есть такое крыло, которое отдает себе отчет в том, что происходит. И важно, чтобы именно это крыло в "Единой России" заняло более серьезные позиции, вытеснив партию бюрократов, то есть людей, которые просто прагматики и которые из одной партии власти переползают в другую партию власти, меняют идеологию и мировоззрение, как перчатки, и вот эта черта, она, конечно, является одним из самых негативных наследий такого советского и постсоветского сервилизма. Мы надеемся на государственническое крыло в "Единой России", на то, что оно оформится в православное мировоззрение государственническое, и, по крайней мере, займет в партии более серьезные позиции и вот эту компрадорскую часть политической элиты заставит с собой считаться.

- А вот левые политики, национал-патриоты, Глазьев - они союзники?

- ВЫ поймите-мы надпартийная организация, мы стремимся нести православные ценности в политику. Сказанное выше нисколько не отменяет нашей поддержки и взаимодействия с "Родиной", многие депутаты которой являются членами СПГ. И с Глазьевым мы не порываем отношений, Глазьев является сопредседателем Союза православных граждан, но мы не можем скатываться только к оппозиционности. Потому что целью наших противников является стремление маргинализовать Союз православных граждан, сделать его оппозиционной силой. Мы, конечно, с этим не согласимся. То есть мы работаем и с "Родиной", безусловно, и даже с Семигиным, левой оппозицией, вот мы были приглашены на их Конгресс Патриотов. Безусловно, мы не будем сдавать Глазьева, потому что он наш член, но мы должны развивать диалог во всех возможных направлениях.

- Если сформулировать Ваши политические цели, то как они звучат?

- Политические цели звучат следующим образом. Мы считаем, что Россия сохранит свой суверенитет и останется великой державой только, если в ней будет реализовываться современный православный политический проект. То есть проект такого развития страны, которое основано на ее тысячелетней традиции. Мы считаем, что именно такой синтез традиций и современных экономических, политических, информационных технологий является формулой национальной модернизации России. Православная традиция плюс модернизация. Именно такие основания позволили, допустим, японцам подняться из разгромленной в ходе Второй мировой войны державы в ведущую технологическую державу мира. И такой православный проект необходимо реализовать в России. Для этого должна быть соответственным образом создана экспертная группа из церковных интеллектуалов, экспертов и светских экспертов, экспертов по внешней политике, экономической и геополитике.

- Кто бы туда мог войти? У Вас есть кандидаты?

- От нашей стороны уже готова рабочая группа. А со стороны государства кого бы мы хотели видеть? Мы хотели бы видеть наших депутатов - Затулина, Нарочницкую, Глазьева, Исаева, Лебедева, таких людей, как Михаил Леонтьев, как Александр Игнатенко, ведущий исламовед, кого-то, конечно же, из МИДа, Белковский, эксперт - с ним есть о чем разговаривать, и многие иные люди мыслящие. В экспертном сообществе есть еще многие люди, которые нам интересны.

Ислам требует у государства денег и в ответ обещает не взрывать
- А в росте терроризма и прочих негативных явлениях Вы усматриваете роль других религий?

- Давайте говорить честно. То, что ислам сам по себе хорош и не имеет никакого отношения к терроризму, - это пропагандистская оценка, а не экспертная. Конечно, есть традиционный ислам, есть муфтии, которые последовательно выступают против терроризма и экстремизма. Но такие муфтии все больше и больше оказываются в меньшинстве. И мы видим среди тех, кто делает "русский ислам", среди отечественного муфтията, что все более нарастают радикалистские тенденции. То говорят, что Россия должна принять ислам, чтобы противостоять США, это абсурдная провокационная постановка вопроса. Во-первых, задача России не противостоять, а утверждаться, опираясь на собственную духовную традицию. И попытки навязать православному большинству иную религиозную традицию уже является разжиганием межнациональной розни. Все эти попытки СМИ и телевидения сменить традицию и т.д. - это уже экстремизм. Потому что Россия - это страна православных традиций, и это можно изменить только насильственным методом.
Мы видим, как муфтий Гайнутдин говорит о том, что ваххабиззм не так негативен, как его изображают. В ответ на это заявление один из трезвых каваказских муфтиев ответил, что то все равно, как переоценка фашизма. Ваххабизм - это зло, и это ясно. А вот эти попытки его переоценить нас, конечно, настораживают. Но мы же видим, что в православии нет шахидов, и как бы они ни отрекались от ислама, но все равно радикальные исламские, параллельные исламские корни в этом присутствуют. И поэтому когда та часть "совета муфтиев", которая себя выставляет умеренной, - она ведет очень опасную игру, когда она провокационно говорит: пусть российская власть удовлетворит все требования ислама, давайте развивать русскоязычную систему исламского образования, давайте сеть исламских университетов построим, чтобы бороться с экстремизмом. Простите, но это элементарный шантаж.
Это называется - дайте нам денег, дайте нам бюджетное финансирование, дайте нам все, что мы хотим. Дайте нам, в конце концов, власть и сделайте Россию исламской страной, и мы, так и быть, не будем взрывать ничего. То есть мы еще подумаем, будем ли мы вызывать и остуживать или не остуживать наших радикалов.
А вы представляете, если православное большинство начнет с властью разговаривать таким языком, вот отдайте нам все, а мы не будем ничего взрывать, не будем никого бить. То есть сама логика вот этих исламистов, разделенная на доброго следователя и злого следователя, то есть этого сообщества со всем православным большинством, она провокационна. Эту логику нужно отметать заранее. Вместо этого мы видим, как у государственной власти уже требуют Исламский университет в Москве. Она говорит - да, пожалуйста. А между тем уже исламских вузов в России больше, чем православных. То есть получается, что государственная власть третирует свое собственное православное большинство, так как у нас духовно-православные образовательные заведения до сих пор не лицензированы, и семинаристы не получают государственного высшего образования таким образом, "Основы православной культуры" пытаются извести из образовательной системы, а их сторонника замминистра образования Леонида Гребнева убрать из министерства. А исламскому образованию - полный вперед. Кришнаитам - полный вперед. И создается просто взрывоопасная тенденция.

- Ну, а как быть с мусульманскими республиками, их со своей религией, исходя их вашей логики, надо изолировать что ли?

- Нет, почему. Они граждане России, но они и так имеют все что нужно. Исламских вузов уже больше, чем православных. Зачем их создавать еще в Москве, в которой уже есть исламский университет? Но я лично считаю, что если когда-нибудь в России наступит конституционная реформа, то безусловно надо переходить к губернскому пути развития. Потому что эти так называемые национальные республики, созданные Лениным, они, во-первых, не отражают этнический состав, и, во-вторых, приводят к третированию русского большинства. Занимаясь соотечественниками, я знаю, что нарушаются права русских не только в Прибалтике, на Украине, но и в Татарстане и в Башкортостане. Мы ведем мониторинг ситуации и понимаем, что, например, в Татарстане русскому сделать карьеру уже невозможно. И люди уезжают, хотя этнически нас там половина на половину. В "Башкортостане" - аналогично и т.д.

Государству надо действовать через церковь

- А как ситуацию, по Вашему мнению, можно изменить - больше полномочий церкви предоставить?

- Я считаю, что государству надо действовать через Церковь. Пока не затрагивая принцип этих самых республик, Церкви можно поручить консолидацию и реструктуризацию там русского большинства, то есть, чтобы каждый приход там был центром консолидации активных общественных сил. Для этого нужно помочь православным средствам массовой информации. Допустим, через нас - мы занимаемся активом православным - людям помогать, давать им возможность работать в крупных СМИ, издательстве газет и т.д. Потому что, так или иначе, но Союз православных граждан является православной общественно-активной силой.

- Может быть, Вы считаете, что надо внести поправки в Конституцию, ведь церковь отделена от государства?

- Безусловно. И законопроект Глазьева-Чуева - это шаг в этом направлении. То есть то, что сейчас делается де-факто, должно быть закреплено де-юре, и должен быть создан механизм социального партнерства между церковью и государством. В виде всеобъемлющего пакта, такого русского варианта конкордата, современной интерпретации идеала симфонии Церкви и государства, когда государство доверяет Церкви некоторые воспитательные функции, например, патриотического воспитания, профилактики преступности, профилактики дедовщины. Когда государство предоставляет Церкви достойное время на общенациональных телевизионных каналах. Почему? Потому что сейчас мы видим, что информационные нападки на Церковь достигли уровня двадцатых годов. Когда саратовская епархия пытается вернуть себе две комнатки в Саратове, в ответ на это в "Независимой газете" и в "Русском курьере" на полосу появляется статья о большевистских методах саратовской епархии. А на портале, поддерживаемом Павловским, "Кредо.Ру", Генпрокуратуру призывают возбуждать уголовные дела против епископов и губернаторов, которые строят храмы.
Позорный большевистский декрет об отделении Церкви от государства и школы должен быть преодолен и де-факто, и де-юре. Русская Православная Церковь-жертва геноцида и к ней должден быть применен принцип икомпенсации, предлоплагающий не просто возвращение "национализированных" храмов и святынь, но и зеленый свет общественным, миссионерским и социальным проектам РПЦ.


- А кто тогда ваши основные враги - элита, СМИ, и кто за всем этим может стоять?

- Во-первых, "квазиэлита". Российская элита и те, кто принимает решения, стали объектом культуррегерстства различных мировых религиозно-политических сил, будь то протестантизм - американский проект, будь то радикальный ислам, будь то индуизм и его экспортный вариант в виде кришнаизма, то есть эти центры - они вкладывают в экспансию огромные инвестиции.

- То есть речь идет о внешней экспансии?

- Да. Но эта внешняя экспансия опирается на компрадорскую прослойку бюрократии, которая пытается контролировать Церковь в своих коррупционных целях, для того, чтобы люди, не состоявшиеся в науке, не состоявшиеся в политике и культуре, журналистике - стали посредниками между церковью и государством и таким образом, обеспечили бы себе государственные зарплаты и пенсии. Также пытаются создать, соответственно, госорган по делам религий. Для того чтобы его создать, им нужно обеспечить видимость церковно-государственных конфликтов и инициировать проблемы для того, чтобы выставить себя экспертами, которые должны их решить. И вот эта компрадорская бюрократия является, безусловно, проводником всех сил внешней экспансии. Но проблемы внешней экспансии должны решать не бюрократы, а совсем другие ведомства, которые занимаются информационно-аналитической работой и прогнозированием ситуации в стране, а также борются с терроризмом.

- А какова цель внешней экспансии, уничтожить православие как таковое?

- Да. Уничтожить, выбить православную церковь как мощного религиозно-политического конкурента, то есть максимально раздробить ее, именно с этой целью поддерживаются расколы любые - и на Украине, и в России. А также задвинуть ее на обочину общественной жизни, маргинализовать, ведь речь идет не о физическом уничтожении, а о политическом уничтожении и информационном. То есть, о маргинализации.

Украина может сменить веру
- А какая религия после ислама представляется Вам как угроза православию - католицизм?

- Католицизм, безусловно, угроза, и угроза католицизма в полной мере проявляется в его геополитических проектах. Речь идет о проекте Ющенко на Украине, который действует в тесном взаимодействии с греко-католической церковью. Здесь как бы полный экстаз во взаимоотношениях. Ющенко помогает строить греко-патриотический патриархат в Киеве, и создание этого патриархата будет символом полной геополитической духовно-патриотической переориентации православной Украины, то есть смены веры. То есть, если придет Ющенко, то Украина сменит веру. Если конечно не будет адекватного православного ответа.

- А как это на России отразится?

- Если Украина меняет веру и становится католической страной, и вступает в противоречие с Россией, то есть, становится центром альтернативного СНГ, что, безусловно, при Ющенко будет, то, конечно же, Русская Православная Церковь теряет половину своих приходов, то есть Украинскую Православную Церковь Московского Патриархата. Молдавия откалывается с Приднестровьем. Такие же катастрофические процессы происходят в Белоруссии. Что у нас остается? Российская Федерация, где усиливается влияние радикального ислама и Китая. То есть, православная цивилизация выталкивается на маргинальную роль в мире.

- То есть, получается, что со стороны Европы и постсоветского пространства на Россию наступает католицизм, а стороны Юга - ислам?

- Да. И с точки зрения наших конкурентов и оппонентов это логично. Любая религиозная система пытается победить и утвердить свое влияние. И они видят слабое место - некую территорию с неоформленным мировоззрением у ее элиты и, естественно, они пытаются эту нишу заполнить. То есть, вся проблема в том, что пока российская элита не осознает себя православной и не осознает себя ответственной за реализацию православного проекта, это будет продолжаться. Получается, что она сама при своей непоследовательности и своей аморфности и атеистичностью позволяет внешним силам здесь играть.

- А кого Вы причисляете к элите - президента, правительство, партийных лидеров?

- Тех лиц, которые принимают решения и готовят их. Исполнительную, законодательную власть и экспертное сообщество, то есть тех, кто готовит принятие решений. Это люди не менее важные и они зачастую дезориентируют власть. Глеб Павловский, например, человек, который, безусловно, влияет на принятие решение своими экспертными оценками как политолог, как прогнозист. И он поддерживает раскольническую группу "альтернативной православной церкви". Безусловно, он уже навредил России тем, что он эта маргинальная группа, которую он пытается укрепить в информационном пространстве как фактор влияния, делает все для того, чтобы сорвать великое дело восставновления единства Московского Патриархата и русской Зарубежной Церкви. И группа "методологов", которые проводят проект "русский ислам." Они, выступая экспертами, говорят, что этот проект абсолютно необходим для борьбы с экстремизмом, (так говорят для либеральных экспертов), а для патриотических политиков эти люди говорят - что это единственна альтернатива Америки и т.д.

Политика Путина - противоречивая и непоследовательная

- А как Вы оцениваете политику президента В.Путина?

- Как противоречивую и непоследовательную. Потому что с одной стороны Путин декларирует о своем православии, причем активно поддерживает великолепный процесс по объединению РПЦ и Зарубежной Русской Церкви. Но с другой стороны, он не воводит дело до конца, позволяя своим же недоброжелателям дезавуировать эти позитивные шаги. Тот же самый Павловский с помощью портала "Кредо.Ру" сильно навредил воссоединению РПЦ и РПЦЗ. Потому что этот портал "Кредо" начал атаковать в своих идеологических статьях сам процесс, и через него эти установки на срыв пошли и по линии Павловского, и по линии других СМИ. А что происходит с православной культурой в школе, а травля Церкви в СМИ. Эти проблемы решаются элементарно-у Президента огромный властный ресурс.
То есть, не контролируя экспертное сообщество, президент не может контролировать собственные инициативы. Есть несколько экспертных и бюрократических групп, заинтересованных в "равноудалении" РПЦ. В пошлом Совмине- это
Себенцов и прочие, фактически причастна к принятию дискриминационного земельного налогового кодекса по отношению к РПЦ.

Душить церковь налогами - практика нацистской Германии

- Также хочу отметить, что Совет по освещению религиозной деятельности в СМИ и портал "Религия и СМИ", пытавшиеся опереться на МИнпечати (неизвестно, какова судьба этих структур при новом правительстве), являются теми структурами, где пропагандировалась идеология равноудаления РПЦ от государства и создание посреднической структуры - госоргана по делам религий. Это, повторюсь, рупор той бюрократии, которая выдумывает проблемы в религиозно-государственных отношениях, чтобы выставить себя единственно компетентными людьми. И они являются как бы естественными союзниками тех внешних сил, так как нужны такие люди, которые бы хотели "порулить" церковью.
И именно их пропаганда спровоцировала принятие первых антицерковных законодательных актов земельного и налогового кодексов, согласно которым Церковь облагается налогами как обычная некоммерческая организация, таким образом, что за издательство детективов и за издательство священного писания платят одни и те же налоги. То есть, это была практика нацистской Германии вообще-то говоря - душить церковь налогами (они действовали тоньше, чем большевики-формально терпели христианство, но душили его экономически с целью создания оккультно-языческой квазирелигии). Те групы, которые стремятся навязать себя в качестве посредников, являются "третьими лишними" между Церковью и государством.
И таким образом, пока не будет сменена элита, пока православное экспертное сообщество не получит доступ к принятию решений, доступ к диалогу с теми, кто принимает решение, все эти благие инициативы будут торпедироваться.
И кого не поставь - царя православного, Путина, кого угодно - все благие инициативы будут заматываться, а силы, зачастую связанные прямо с зарубежными центрами влияния (фондами Сороса, другими американскими фондами, с саудовскими инвестициями, с протестантскими и католическими инвестициями), будут торпедировать любые позитивные шаги. Таким образом Церковь постараются задвинуть на обочину общественной жизни, президент изолируется в собственной стране, и сторонники нормального развития цивилизационного развития России выставляются через средства массовой информации как маргиналы и как экстремалы, хотя Союз православных граждан никогда экстремистской организацией не был. Наоборот, это парламентская организация, действующая в законном правовом поле.
И вопрос элиты - это ключевой вопрос. Православное экспертное сообщество должно, обязано прорваться, выйти на диалог с теми, кто принимает решения. Безусловно, Церкви есть что предложить государству. И в геополитике, и во внутренней политике, демографической политике, молодежной политике, - это то, что без Церкви не решить. Но для этого нужно отстранить прослойку посредников, третьих лишних в нашем диалоге.

- Можно ли сказать, что изменение законодательства с целью усиления полномочий церкви является главным?

- Не только. Изменение законодательства - это первое. Также нужны личные политические решения. Политическая воля государства, действия Церкви, ряд принципиальных совместных шагов во внешней политике, в молодежной политике, демографической политике и средствах массовой информации. Сейчас общественное мнение пытаются натравить на Церковь. Антицерковная часть СМИ просто истерически торпедирует любые церковные инициативы. И вчерашнее телешоу это показало - когда телеведущий начинает оскорблять председателя Союза православных граждан, называя его никчемным коммунистом и т.д., тут любой нормальный человек просто растеряется от такого накала и напора провокаций. И опытный журналист растеряется, а не только председатель Союза.
Поразительно, но из представителя тоталитарной секты кришнаитов, которая вообще никакого отношения к русской культуре и истории не имеет, создается образ благопристойного интеллигентного человека, когда один его вид любого нормального человека может шокировать - в розовых тряпочках, нечто не похожее на мужчину. Конечно, кришнаиты - это люди нетрадиционной религиозной ориентации. А его оппонентов, которые говорят - люди, остановитесь, что вы делаете, - выставляют дураками.
Также хотел отметить, что митинг, что очень важно, который провел Союз православных граждан в минувшее воскресенье, собрал больше народу, чем либералы против Путина, больше, чем Комитет-2008 собирал, и даже больше народу, чем национал-радикалы, которые против кавказцев устраивали митинг, а они ведь тоже популярны в обществе. То есть, нравится это кому-нибудь или нет, но Союз православных граждан собрал больше голосов, чем либералы и экстремисты, то есть обладает мощным мобилизационным потенциалом. Но мы стараемся доказать, что Россия - это империя, а не этническое государство, так что ничего общего мы с национал-экстремистами не имеем.

ИА "Маркетинг и Консалтинг"

СМ.ТАКЖЕ:

Читайте материалы сайта на тему: "ЦЕРКОВЬ и ПОЛИТИКА: церковно-государственные отношения"

Пресс-служба "Единого Отечества"


 

 

 

Оехпулж@Mail.ru